Павел Грудинин: Тепличный овощ грунтовому огурцу не конкурент

Русская Служба Новостей 53017

Летом овощи из теплиц будут убыточны, поскольку выращивание грунтовых огурцов обходится в разы дешевле, пояснил директор совхоза имени Ленина

А. МИТНОВИЦКАЯ: Здравствуйте! Сегодня в гостях Павел Грудинин, директор ЗАО «Совхоз имени Ленина» Ленинского района Московской области. Павел Николаевич, приветствую Вас!

П. ГРУДИНИН: Добрый вечер!

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сегодня днём мы связывались с министром сельского хозяйства Московской области, и она нам подтвердил, что уже в 2018 году, практически через 1,5 года у нас в регионе будет выращиваться 90 тысяч тонн овощей. Всё это обсуждалось на форуме. Мы спросили его об этом там, он нам рассказал много интересного. Вы тоже были на этом форуме?

П. ГРУДИНИН: Нет, я туда не езжу.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Почему? Не позвали?

П. ГРУДИНИН: Нет, нас приглашали, но я послал туда агронома. Вы же разговаривали с министром? А я только что по телефону разговаривал со своим агрономом, который там был. Действительно, он тоже дал мне оценку этого форума. Она несколько отличается от оценки нашего министра, причём в сторону пессимистических тонов, потому что планов – огромное количество. Только я никак не могу понять ни министра, ни губернатора, которые говорят, что нам поможет Израиль, нам поможет Италия, откуда-то возьмутся инвестиции.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Смотрите, они объясняют это так: раньше все думали, что наша страна – северная, своё ничего не растёт, поэтому надо это всё привозить. А потом – бац! После санкций все поняли, что не такая уж мы и северная страна, надо на этом зарабатывать. Инвесторы сейчас проснулись ото сна. Некоторые из них заинтересовались этой областью, некоторые начинают строить, некоторые только собираются подписывать договоры. И всё у нас будет хорошо. Цифра 90 тысяч тонн не даёт мне покоя. Такое возможно?

П. ГРУДИНИН: На самом деле я не понимаю, о чём идёт речь, потому что, например, только «Совхоз имени Ленина» производит 14 тыс. тонн овощей. Мы – маленькое хозяйство, 2 тысяч гектаров. А 90 тысяч тонн чего? Если говорится об овощах закрытого грунта, я имею в виду – помидоры, огурцы, перцы, всё остальное, то тут можно долго спорить, потому что, как правило, практика показывает, почти 4 года этот губернатор с этим министром, который работает уже больше 2 лет, что их планы никогда не сбываются. Наоборот, от того, что они говорят что-то – только ухудшается ситуация.
Знаете, что прошло два молочных форума. Сейчас наблюдается снижение поголовья скота, уменьшение валового производства молока. Мало того, инвестиции в молочную отрасль не увеличиваются, а уменьшаются.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А на сколько? У Вас есть какие-то цифры?

П. ГРУДИНИН: Да, из управления Российского союза предприятий молочной отрасли сегодня были получены данные по России. Могу сказать, что за 2013-2015 год по нашим данным на основе Росстата инвестиции в молочную отрасль в Московской области с 1,5 млрд в 2013 году уменьшились до 926 млн к 2015 году. Одновременно с этим мы уменьшилипроизводство молока на 1%. Когда-то было 243 тысяч тонн, а в 2014 году – 237 тысяч тонн молока.

А. МИТНОВИЦКАЯ: 1% - это же немного.

П. ГРУДИНИН: Не скажите, это 10 тысяч тонн. Это достаточно большой объём. На 5 тысяч уменьшилось поголовье скота, причём это только коров. Я уже не говорю о том, что этот процесс будет продолжаться и дальше. Это данные только за 2014 год. За 2015 год данные ещё хуже.
Хотелось бы привести интересную цифру. Если, например, всего в России введено новых стойло-мест 52 тысяч в 2014 году, то в Московской области – только 60 штук, т.е. мы не строим новых ферм.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Почему в Подмосковье ничего нет?

П. ГРУДИНИН: Потому что вместо того, чтобы проводить форумы, нужно заниматься делом, реальным производством.
Вернёмся к сегодняшнему форуму. А где расчёты? Выгодно или невыгодно производить в Московской области те же самые огурцы и помидоры? Цена на электричество в Московской области – самая дорогая для сельхозпроизводства, больше 6 руб./кВт. А мы знаем, что все тепличные комбинаты, как правило, затрачивают огромное количество электроэнергии.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Конечно! Это, так называемые, новые технологии, когда светит круглые сутки.

П. ГРУДИНИН: Да. Например, те же самые комплексы в Луховицком и Каширском районах, о которых говорил министр, а особенно в Кашире, я был там.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ваши конкуренты будущие.

П. ГРУДИНИН: Нет, они не конкуренты. Дело в том, что тепличные овощи – совсем другое. Летом они будут убыточны, потому что они никогда не составят конкуренцию грунтовому огурцу. Грунтовой огурец в разы дешевле.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А почему они не составят конкуренцию?

П. ГРУДИНИН: Потому что это очень дорогая технология, технология на капельном поливе, так называемая, светокультура, которая летом остановится, потому что это очень дорогое удовольствие. Когда появится грунтовой огурец и помидор, то они, естественно, будут неконкурентоспособны. Самое главное – другое, что эти комплексы должны почему-то были построить рядом газогенераторные станции. Знаете, почему?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Почему?

П. ГРУДИНИН: Потому что если они возьмут электричество из «Мосэнерго», т.е. сети, то они тогда будут убыточными по определению. Встаёт вопрос себестоимости и продажной цены. Смотрите, что происходит в России: мы достигли продовольственной безопасности не потому, что мы стали больше производить, а потому что народ стал меньше покупать и есть, соответственно. Мы же потребляем гораздо меньше, чем, например, год назад. В 2015 году в среднем на человека было съедено 68 кг мяса, а в 2014 году – 75 кг. На 8 кг меньше мы стали потреблять мяса.
Молока стали потреблять меньше, несмотря на то, что вроде как мы говорим, что сырные продукты есть; вместо масла нам продают маргарин, называют это маслом. Всемирная организация здравоохранения говорит, что для нормального развития человек должен потреблять 300-330 литров молока. А мы сейчас потребляем 230.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мы скоро скончаемся все, извините.

П. ГРУДИНИН: О чём идёт разговор, о том, что наш уровень жизни снижается. Для того, чтобы производить что-то качественное, а мы хотим производить качественный продукт, мы должны сделать две вещи: покупательскую способность населения поднять, т.е. реальные доходы населения увеличить; или пойти по американскому пути, дать малообеспеченным, а их у нас очень много – более 20 млн, продовольственные карточки, которые дают право на получение отечественной еды практически бесплатно, за это должно платить государство.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Какой вариант Вам ближе?

П. ГРУДИНИН: Если честно, нам любой вариант ближе, был бы спрос. Очень яркий пример с картофелем: мы же произвели огромное его количество, всего в России по данным Картофельного союза России, членом которого также является «Совхоз имени Ленина», больше 2 млн тонн, но цена на картофель упала ниже городской канализации. В прошлом году в это время продавали по 24 рубля за килограмм, а в этом году – по 4 рубля за килограмм, т.е. в 5 раз меньше. Это связано только с одним: мы занялись перепроизводством. Был хороший урожай, сложились прекрасные погодные условия, в результате картофеля в России было столько, что нам срочно нужно было вывозить его или перерабатывать. А у нас ни ёмкостей для переработки нет в связи с тем, что мы это уничтожили. Система райпотребсоюзов, крахмальных заводов, спиртовых заводов за эти 20 лет была практически уничтожена. Нам некуда девать этот картофель. Одновременно с этим, у нас не модернизированы овощехранилища.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это вечная история. Об этом мы говорим каждый раз при встрече.

П. ГРУДИНИН: Когда на этом форуме, хотя на самом деле это обыкновенная показуха, министр говорит, что мы будем производить, он должен сразу сказать, куда мы будем это девать. Куда мы в этом году дели картошку? Мы её практически выкинули, потому что 4 рубля за килограмм – ниже себестоимости. Значит, все, кто продал её по 4 руб./кг, оказались в убытке. Сколько лет они могут оказываться в убытке?
Есть такое понятие «баланс продовольствия». Государство вроде как делает госзаказ, говорит: «Если вы произведёте столько, то мы у вас купим, даже если цена упадёт, по вот такой цене. Мы вам гарантируем такую цену». Тогда начинается борьба за урожайность, скажем, за прибыль. Тогда получается реальный доход.
Если же взять нынешнюю ситуацию – хорошо, произведут много огурцов, а потом, не дай Бог, кто-то подружится с Ираном, или опять вернётся Турция на наш рынок. Что будет с тепличными комбинатами?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Они не смогут конкурировать.

П. ГРУДИНИН: Конечно. Тогда они что сделают? Разорятся.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Скорее всего – да.

П. ГРУДИНИН: Тогда куда денутся инвестиции?

А. МИТНОВИЦКАЯ: В воздух.

П. ГРУДИНИН: Правильно. Ровно 20 лет назад вокруг Москвы стояло огромное количество тепличных комбинатов: совхоз «Московский», «Белые дачи», «Заречье», «Первое мая», колхозы Горького, Владимира Ильича. Это были огромные тепличные комбинаты.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сколько осталось?

П. ГРУДИНИН: В том-то и дело, что их практически не осталось. Почему? Потому что за это время цена на газ и дешёвый импорт привели к тому, что производство стало невыгодным, и они свернули своё производство.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Министр сказал, что у нас открылось много крупных новых хозяйств. Кто это?

П. ГРУДИНИН: Новых – два. Для него два – это много, в Каширском и Луховицком районах. Если честно, то даже темпы роста в Татарстане и Башкирии в разы больше, чем в Московской области. Они не говорят, каких-то форумов по типу «ОвощКульта» не проводят, а просто работают, и у них это получается, а мы много говорим. Я могу сказать, что по производству молока мы находимся, по-моему, на 15 месте среди субъектов Российской Федерации и продолжаем падать, хотя другие наращивают производство молока, им это удаётся.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Казалось бы, съездите, спросите «как», да? Я понимаю, что тут цены на затраты, на газ, на то же самое электричество – корень зла.

П. ГРУДИНИН: Тогда они оторвутся от вас, я имею в виду журналистов.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Конечно, им будет некогда комментировать.

П. ГРУДИНИН: Проведём ещё один «ОвощКульт» или какой-нибудь молочный форум, пригласим каких-нибудь вьетнамцев, скажем, что они надоят нам много молока. Вьетнамцы, чтобы вы знали, никогда не были «законодателями мод» в молочной отрасли. Они вообще не знают, как молоко производить.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатель пишет: «В Калужской области как раз хотят отдать землю вьетнамцам». Вы про это говорили?

П. ГРУДИНИН: Нет, это другая история. Наши хотели 40 тысяч гектаров отдать под строительство молочных ферм, не знаю, в Калужской ли области. Меня другое беспокоит: вьетнамцы, китайцы, итальянцы, израильтяне, а у нас что, своих мозгов нет?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Видимо, нет. Дело не только в мозгах, но и в деньгах. Они же говорят о том, что эти люди должны деньги внести.

П. ГРУДИНИН: Что Вы говорите? То есть денег нет?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Откуда?

П. ГРУДИНИН: Я вам не буду рассказывать про авантюристов с большими деньгами, но могу рассказать вам другое. За этот год мы увеличили на $6 млрд вложения в ценные бумаги Америки. То есть, деньги вроде как есть, только почему-то их вкладывают не в овощеводство или производство молока, а совершенно другие отрасли.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Им кажется, так надёжнее.

П. ГРУДИНИН: Не знаю. Я считаю, что надёжнее накормить своих граждан качественной едой, потому что мы всё-таки производим более качественную еду, тут нет сомнения. Она, во-первых, более свежая. Вы же понимаете, что мы меньше по времени её везём к покупателю. Нам нужно вложить деньги в развитие отечественного овощеводства, сады, которые у нас, к сожалению, находятся в упадке. А у нас всё время говорят «денег нет». Мало того, каждый новый министр делает какие-то реформы, которые уменьшают сумму денег, которая доходит до нас.
Причём, недавно, недели две назад, видели перепалку между министром сельского хозяйства Ткачёвым и замминистра финансов Иванова. Ткачёв сказал отдать деньги на посевную. Иванов ответил, что лимиты довели. На это Ткачёв ответил, что лимиты – это не деньги, деньги отдайте, потому что лимиты есть, а денег – нет.
Около недели назад крупнейшие агрохолдинги заявили о том, что им ещё с прошлого года не вернули субсидии, процентные ставки банка, которые они по нашему дурацкому, извините, законодательству должны сначала отдать банку все проценты, а потом получить из государства через полгода эти деньги.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Да-да, мы с Вами месяц назад говорили об этом, и до сих пор это всё тянется.

П. ГРУДИНИН: Да, это произошло. И теперь 2 млрд – одной организации, 3 млрд – другой. Это всё – оборотные средства, этим агрохолдингам нужно сеять, а у них нет оборотных денег, они не могут купить семена, солярку.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это говорит о том, что посевная срывается.

П. ГРУДИНИН: Это говорит только об одном, что власть говорит об одном, а фермер видит совершенно другое.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А с посевной что?

П. ГРУДИНИН: А с посевной всё хорошо как обычно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Она будет без денег?

П. ГРУДИНИН: У нас отчёт не зависит от посевной. Посевная идёт сама по себе, а отчёт – сам по себе. Сегодня на собрании Молочного союза мы стали обсуждать проблему, связанную с тем, что мы производим молоко и продаём его. Государство хочет, чтобы в магазине была дешёвая и качественная молочная продукция. Тогда кто-то должен за эту продукцию заплатить, но когда вам из Уругвая и Аргентины везут сухое молоко по цене, если пересчитать за килограмм, по 15 рублей за литр, а Вы продаёте по 20, то вы–неконкурентоспособны. Если вам везут пальмовое масло или заменитель животных жиров, которое гораздо дешевле, чем живое молоко, то вы начинаете проигрывать конкурентную борьбу. Тогда в ваш спор должно вступить государство. В Европе оно дотирует литр молока, гектар полей достаточно успешно. А у нас точно такие же дотации применены.
На «ОвощКульте» выступал Филиппов, директор компании «Дмитровские овощи», огромного холдинга, который производит около 60 тыс. тонн овощей открытого грунта. Скорее всего, Степаненко, наш министр, говорил о 90 тыс. тонн с закрытого грунта. Филлиппов сказал, что мы посчитали все дотации государства в сельское хозяйство, получилось по себестоимости 10 копеек. 10 копеек во всей себестоимости овощей – поддержка государства в России. Для примера скажу, что поддержка овощеводов в Европе – 50% от себестоимости.
Кто-то говорит: «Слушай, выиграй конкурентную борьбу с поляками, с белорусами». А у них в бюджете страны 18% тратится на сельское хозяйство.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я Вас перебью, потому что понимаю, что жаловаться Вы можете бесконечно.

П. ГРУДИНИН: Я рассказываю правду. Я не жалуюсь.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Степаненко сказал, что у вас появится конкурент. Вас же как знают? Наши слушатели спрашивают: «Когда пойдёт клубничка?» Вас знают как главного клубниковода в Подмосковье. А у вас конкурент намечается. Правда, министр не смог сказать где. Так получилось. Он сказал: «Я не помню точно. И как он называется, тоже не помню». Павел Николаевич, почему Вы смеётесь?

П. ГРУДИНИН: Это дети. У меня такое впечатление, когда вы приходите, например, в школу. Вы учитесь в 11 классе. Приходит первоклассник и начинает говорить: «Да, ладно, я тут всё уже давно знаю. Я сейчас вас учить буду». Что вы можете сделать? Подзатыльники давать нельзя, поэтому вы начинаете смеяться.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А Вам бы хотелось дать подзатыльник?

П. ГРУДИНИН: Иногда хочется. Когда человек говорит о том, в чём некомпетентен, я начинаю смеяться, или испытываю раздражение. Смотрите, для того, чтобы заняться земляникой, нужно вложений не меньше от 500 тысяч до 1 млн рублей на гектар. Для того, чтобы стать конкурентом «Совхозу имени Ленина», напомню, что у нас 130 гектаров земляники и 10 гектаров питомника, то нужно как минимум 140 млн только на закладку и уход за многолетними насаждениями. К этому нужно купить ещё шлейф-машину, получитьтехнологию. Это достаточно дорогое удовольствие, особенно сейчас, потому что все машины, которые мы используем, к сожалению, иностранные. Ещё нужно нанять агрономов, которые бы понимали в этом что-то. Могу сказать, что мы, к сожалению, очень мало готовим специалистов плодоводства, для этого нужно учиться.
Боюсь, что Степаненко, наверно, погрешил против истины. Если он где-то заложил 2 гектара земляники, то это больше похоже на огород. Для нас это смешно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Они вам не давали продавать землянику в Москве. А кому в этом году дадут такое разрешение? Он говорил, что земляники станет больше. Мы спросили: «Намного?» Он ответил: «Не так, чтобы в разы, но больше».

П. ГРУДИНИН: Земляника – такая культура, которая очень сильно зависит от погодных условий. Ни один министр не может отменить, например, весенний заморозок, который может убить культуру.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Он не стал брать на себя большую ответственность, честно сказал, что когда пойдёт, тогда и поговорим.

П. ГРУДИНИН: То есть, постепенно умнеет. Хорошо, поговорим.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы не чувствуете конкуренции, что кто-то наступает на ваши клубничные пятки?

П. ГРУДИНИН: Нет. Степаненко должен знать, что у нас в стране идёт кризис. Кризис останавливает инвестиции. Если Центробанк поставил процентную ставку 11% годовых, это значит, что запретительная процентная ставка, особенно для земляники. Государство пытается субсидировать процентную ставку и делает её как будто бы доступной для определённых производителей: для тех, кто производит мясо, молоко, сейчас стали говорить о тепличных овощах. Там не значатся сады и многолетние насаждения, а если значатся, то это копейки. Поэтому вряд ли кто-то из инвесторов без господдержки сунется в эту отрасль.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вам разрешают в этом году торговать? Будет у нас земляника?

П. ГРУДИНИН: Земляника у вас будет, но пока до сих пор Департамент торговли города Москвы не принял решение, каким образом будет организована торговля.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Месяц прошёл с нашей последней встречи.

П. ГРУДИНИН: И они ничего не сделали для этого. Последний мой звонок был Немерюку Алексею Алексеевичу. Он был в отпуске, сказал, что 4 апреля придёт на работу и разберётся. На сегодняшний день никаких нормативных документов правительство Москвы на эту тему не выпустило. Мы сидим и ждём, какие будут условия торговли этой продукции, а она хранится один день. Пока не можем дождаться.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вас взволновала новость Центробанка о том, что фрукты и овощи подешевели на 5%?

П. ГРУДИНИН: Это реальный факт. Несмотря на то, что везде идёт инфляция, в овощах дефляция наступила именно потому, что в прошлом году овощеводы очень хорошо поработали, был очень хороший урожай.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Слушатель интересуется: «В прошлом году клубника стоила 250 руб./кг. Стояли огромные очереди, но мне кажется, что это дороговато. Сколько будет стоить клубника в этом году?»

П. ГРУДИНИН: Если стояли очереди, то это не дороговато.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ему кажется.

П. ГРУДИНИН: Мне тоже кажется. Не могу сказать по одной простой причине: мы ещё не знаем урожайности. Принцип такой: чем больше товара на рынке, тем ниже цена. Если будет много товара, я имею в виду хороший урожай, потому что, скорее всего, если у Краснодара и других ягодных регионов будет хороший урожай и у нас будет хороший урожай, то цена останется такой же как в прошлом году. Цена определяется спросом и предложением. Если спрос будет такой же высокий, а предложение будет меньше, то цена будет расти. Если же предложение будет больше, а спрос останется на прежнем уровне или начнёт падать, потому что у людей нет денег, значит, мы будем снижать цену.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мне интересен Ваш взгляд на судьбу участка территории Московской сельскохозяйственной академии им. Тимирязева? Эта тема Вами отчасти уже прокомментирована. Вы разъяснили, чем отличается сахарная свёкла от кормовой. Чиновники говорят, что там не всё так хорошо. Там особо бороться не за что, никаких уникальных растений нет. Защитники земель, естественно, говорят об обратном. У них там уникальные эксперименты. Кому верить? Огромное количество наших слушателей, даже я, не доедут и не посмотрят своими глазами, как это всё выглядит. Вы-то знаете.

П. ГРУДИНИН: Я знаю.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как?

П. ГРУДИНИН: Во-первых, верить надо моему отцу, который пришёл, а он выпускник 1960 года этой академии. Я, кстати, родился там, в семье студентов 5 курса. Он сказал, что это безобразие, это преступление отнять землю. Это точно.
Интересная ситуация: государство так финансировало государственный вуз, что в результате он пришёл в тяжёлое положение. В том числе, не было денег на то, чтобы проводить достаточно интенсивные опыты. Знаете, как финансируют в Америке аграрные вузы? В их бюджете написано «по потребности». Там нет суммы.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Сколько попросим, столько дадим.

П. ГРУДИНИН: Да. В результате они стали первыми в мире по урожайности, в том числе и зерновых. По урожайности зерновых Россия находится на сотом месте. Я говорю о другом. Когда все говорят, что нужно вкладывать деньги в российскую науку, в собственные селекционные станции, и в этот момент пытаются угробить академию, которая на протяжении 150 лет является ведущим вузом страны, то это, на мой взгляд, какое-то изуверство.
Когда был митинг, мы посчитали, что сейчас в совхозе работают 24 действующих выпускников ТСХА и МИИСП, после слияния 1,5 года назад. Я закончил МИИСП, но получается, что я теперь выпускник ТСХА, получается. Если убрать людей с высшим образованием, то можно сказать, что совхоз можно закрыть, потому что это – весь свет: зоотехники, агрономы, механизаторы и медврачи – люди, которые закончили ТСХ. В этот момент говорят, слушайте, давайте отнимем 100 гектаров, потом, наверно, ещё 100, а потом переведём их в Новую Москву. Это означает, что на этом вузе можно поставить крест. Поэтому вся аграрная общественность возмутилась, 10 министров написали письмо. Каждый тут может подписаться под этим письмом.
У власти, судя по всему, жажда наживы превысила разумные пределы. Несмотря на то, что президент говорит, что нужно делать, нам нужно встать с колен с точки зрения своего семеноводства, своей аграрной науки, надо новые технологии разрабатывать. В этот момент пытаются отобрать не только деньги, а теперь ещё землю у ТСХА.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы не рассказали, что с землёй? Она в порядке? Или там ничего нет, и это «помойка, как выражаются те, кто пытается её отнять?

П. ГРУДИНИН: Это глупость, это не помойка. Мичуринский сад 22 гектара, где постоянно проходят опыты. Вы когда-нибудь пробовали опыты ставить? Что-то выросло, а что-то нет. Это бесценный опыт. Если вам кажется, что где-то что-то заколосилось, но не дало урожая, это тоже опыт. Или, наоборот, не взошло – тоже опыт, поэтому это наука. Один профессор говорил, что мы продали 10 гектаров этой земли за 10 млн рублей. Это действительно уникальный опыт, но для тех, что не понимает, это пустырь.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С другой стороны, людям тоже нужно где-то жить. Где-то же надо строить жильё.

П. ГРУДИНИН: А зачем забрали такое количество земель у Московской области и назвали это Новой Москвой? Живите там! Вы же говорили, что теперь пробки станут меньше, но в этот момент все об этом забыли, в том числе премьер-министр, который говорил президенту: «Там, где мы отрезаем Московскую область – пустырь». Они даже не понимают, что это не пустырь, а земли сельхозназначения. Пустырём их делают те, которые делают сельское хозяйство недоходной отраслью, убыточной. Тут наука сидит. Почему-то кто-то решил, что нужно ещё больше пробок в Москве, чтобы построить там ещё какое-то количество жилья, чтобы никто проехать не мог. Потом эти деньги собрать в карман, а затем в оффшоры и сказать: «А мы так хорошо живём. Что вы там нервничаете?».

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ваше выступление вызвало бурную реакцию наших слушателей. Надо отвечать на вопросы. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Павел Николаевич!

П. ГРУДИНИН: Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Всегда рад Вас слушать. Я занимаюсь отечественным производством рыбы. Сетевые гипермаркеты как монстры, которые не дают продвигать отечественную продукцию, лоббируют интересы импортных производителей. Мы пришли к выводу, что на любую попытку купить рыбу принципиально отвечаем сетевым магазинам «нет». Какой у Вас взгляд на работу сетевых магазинов как на монополистов розничной торговли?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Спасибо!

П. ГРУДИНИН: Я понял вопрос. Давайте попробуем ответить. Мы живём по экономическим законам. Государство пишет эти законы, делает отрасли либо выгодными, либо невыгодными. На Западе тоже есть такое понятие, как рыночная сила сетей, которая ограничивается очень жёстко. Например, в Канаде установлены наценки, выше которых сетевики не могут поставить. Есть одновременно и поддержка других, альтернативных товаропроводящих цепочек. Там никто экскаваторами не снимает мелкие магазины, позволяет участвовать в конкуренции. В конкуренции начинают бороться за поставщика.
Я не знаю, где Вы занимаетесь рыбой, в Мурманске или на Дальнем Востоке, у нас всё направлено на то, чтобы «удушить» рыбака, «удушить» того, кто этой рыбой торгует и дать рыночную власть только сетевым магазинам или тем, кто, как известно, на железной дороге может всё, что угодно сделать. Тогда вы своих доходов не получите.
По этой причине государство должно переписать законы так, чтобы было выгодно не продавать, а производить. Страна, где больше 30% ВВП – это торговля, не может называться великой. Нам нужно вернуться к производству и к тому, чтобы это было выгодно. Вот моя позиция по этому вопросу.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Наш слушатель говорит, что на полях Тимирязевской сельскохозяйственной академии гольф-клуб и большие необработанные территории. Наверно, рядом живёт где-то.

П. ГРУДИНИН: Там нет гольф-клуба. В ТСХА есть специальный факультет, который занимается ландшафтным дизайном. Он там занял 1 гектар земли для того, чтобы проводить разные опыты с покрытием. Это тоже востребованное занятие, хотя я считаю, что в стране, где больше половины года – зима, гольфом заниматься не надо, но они таких специалистов готовят.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Опыты есть опыты. Понятно. Павел Николаевич, курс доллара опустился. Вы рады?

П. ГРУДИНИН: Я не в Венесуэле. Если честно, мы уже как-то устали: опустился, поднялся. Мы всей страной смотрим за этим курсом доллара и нефти. Нам нужно другим заниматься, поэтому я, на самом деле, не рад. Нам подходит любой курс доллара, лишь бы он был стабильный. Мы как-то приходили в ЦБ и все граждане союза говорили: «Что вы с нами делаете? То утром просыпаешься – на 10%. Ничего купить не можешь, ничего продать не можешь. Чувствуешь себя идиотом. Сделайте что-то стабильное».

А. МИТНОВИЦКАЯ: А они?

П. ГРУДИНИН: А они хлопали глазами и говорили: «Мы над этим работаем». Главная задача – стабильность отечественной, национальной валюты. А они этим не занимаются. Какой у нас ЦБ, мы знаем, но пока наш президент считает, что у них там всё нормально, значит, мы будем с этим ЦБ жить.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Договорились. Меня интересует Ваш взгляд на идею повышения пенсионного возраста, которая уже укрепилась. Надо это делать или не надо? Если надо, то как, в какие сроки? Надо ли разделять возраст для мужчин и женщин? Поделитесь Вашим опытом, опытом Ваших сотрудников. До какого возраста человек может работать, и у него ещё есть силы?

П. ГРУДИНИН: У меня двоякое мнение. Во-первых, Вы знаете, что повысили пенсионный возраст для госслужащих. Вместо того, чтобы гнать их через два года поганой метлой, если они плохо работают, им ещё и возраст повысили. Они теперь всё время будут сидеть, извините, на нашей шее. Я считаю, что это абсолютно неправильно, потому что люди отработали своё, они должны получать свои деньги. Я считаю ,что нужно работающим пенсионерам проводить индексации, потому что это заработанные ими деньги, они уже отдали всё, что положено. Если они хотят дальше работать, то они должны получать и пенсию, и заработную плату. От этого не нужно отказываться.
А те, кто хочет увеличить пенсионный возраст, говорят, что самую богатую страну мира довели до такого состояния, что мы даже пенсионный фонд наполнить не можем. Я не понимаю этого. Поэтому, давайте заставим людей ещё больше работать без того, что они уже заработали.
У меня есть одна мысль. Согласитесь со мной или нет? Если в деревню придёт молодой человек в галстуке и пиджаке, заходит к бабушке в дом и украдёт её пенсию. Это кто?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вор, судя по всему, в каком галстуке он бы ни был.

П. ГРУДИНИН: Вор, уголовник. А если пенсионные накопления всей страны замораживаются и не выдаются, то это называется государственная политика в сфере пенсионного обеспечения. Логика удивительная. Государство объявляло всем, что нужно платить накопительную часть, давайте, делайте это, а потом – знаете, куда-то ваши деньги пропали, у нас с банком трудности, давайте, мы ваши пенсионные накопления туда отправим для того, чтобы банкиров поддержать. Логики вообще никакой нет.
Вместо того, чтобы рассказывать, как плохо, нужно сделать, чтобы было хорошо, или написать заявление и уйти.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С другой стороны, неужели Вы не согласитесь с тем, что сейчас люди сильнее. Их ресурс больше, чем у людей тех же самых, например, 50 лет назад, когда был невероятный голод, испорченная нервная система в военное время. Сейчас мы стали жить лучше. Почему бы и не поработать подольше?

П. ГРУДИНИН: А если мы стали жить лучше, почему так народ злится?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это ещё не значит, что издеваться надо.

П. ГРУДИНИН: Да. А где лучше? Я что-то не пойму. Мы, может быть, в Москве стали жить лучше, но сюда собрали все деньги со всех субъектов. Если вы отъедете 200 км к Тверской области, посмотрите, как они лучше живут.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Тогда упомяну слова Ольга Голодец, которая заявила об очень резком падении доходов, а также указала на страшную диспропорцию средних зарплат в разных отраслях России. Как устранить эту диспропорцию? Кто виноват?

П. ГРУДИНИН: Профессор Наталья Зубаревич сказала, что 40% нашего населения живут хуже, чем в Советском Союзе. У нас расслоение общества стало везде. Какая-то небольшая часть населения живёт достаточно хорошо, может даже на европейском уровне. Россия занимает третье место по количеству миллиардеров. Большая часть населения живёт хуже, чем в Советском Союзе, 25 лет назад, имеют меньшие гарантии, меньшие возможности бесплатной медицины, обучения.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как устранить диспропорцию?

П. ГРУДИНИН: Например, можно ввести прогрессивный налог, которого так не хотят олигархи и все остальные, и увеличить доходную часть бюджета.
Или, например, сказать, слушайте, у нас не на словах, а на деле все природные богатства национализируются. Если мы получаем 22 трлн рублей от продажи нефти, газ и металлов, то в казну поступаетхотя бы 80%. Остальные 20% отдают капитанам российского бизнеса – олигархам или госкорпорациям.
Или перестать строить, например, стадионы. Один стадион в Санкт-Петербурге – 50 млрд. Это ровно столько, сколько тратит государство на строительство всех школ в России.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С другой стороны, Россия находится на дней рейтинга по размеру минимальной оплаты труда. Почему у нас такая дешёвая рабочая сила?

П. ГРУДИНИН: Нет, у нас такое бездумное, бездарное руководство. У нас люди работают не намного хуже, чем в Греции, ещё где-то, но если там средняя пенсия 50 евро, то у нас средняя пенсия – 8-9 тысяч рублей. У нас не бестолковое население, у нас бестолковое руководство. Это надо понимать. А руководство никак не может принять решение и освободить свои места, потому что у них не получается. Они же видят, что не получается, они ввели страну в кризис. Это не связано с какими-то санкциями, кризис связан именно с тем, что у нас нет свободы ведения бизнеса. Мы построили такую систему, что деньги достаются банкирам, а всем остальным они не достаются, у нас нет инвестиций. Причём, мы знаем как.
Вы слышали недавно про новую экономическую программу, которую поручили написать господину Кудрину, который угробил систему?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Его назвали одним из лучших министров не только в России, но и в мире.

П. ГРУДИНИН: Слушайте нашего полководца, который всё проиграет. Конечно, будет лучшим полководцем, он им всё сдал. Кудрин сдал всё, но именно он сделал так, что субъекты федерации стали нищими. Именно он ввёл в сельском хозяйстве принцип софинансирования, получается, что если у области нет денег в бюджете, то все фермеры не получают деньги. Они виноваты, что при межбюджетных отношениях их губернатору не дали денег? К нему плохо относятся.
Именно он сделал так, что производство в России стало невыгодным. Появились какие-то госкорпорации, которые сосут из всех деньги. Соответственно, это кровь для бизнеса. Затем засыхает весь мелкий и средний бизнес. И после этого он пишет новую экономическую программу. Какую программу он может написать, кроме того, как ещё больше нас загнать в гроб?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Павел Николаевич, когда Вы критикуете всех подряд, кто-нибудь из наших слушателей каждый раз напишет: «Не пора ли в Думу?» Я месяц назад у Вас спрашивала, пойдёте ли? Вы сказали тогда: «Нет, я подумаю». Я думаю, Вас уговаривали всячески, но Вы так и не надумали. Между тем, например, есть «Партия Роста». Вас Борис Титов не зазывал?

П. ГРУДИНИН: Зазывали, но не в этом дело. Дело в том, что в нашей политической системе, как говорил Виктор Черномырдин: «Какую партию ни строй — все равно КПСС получается». Наша системная оппозиция может спорить по экономическим вопросам, но их всегда меньшинство. Вы помните Иосифа Сталина: «Не важно, как проголосуют, важно как посчитают».

А. МИТНОВИЦКАЯ: Понятно. Почему Вы отказались?

П. ГРУДИНИН: Я не отказался, я продолжаю думать, но я, наверно, соглашусь. Помните наш разговор про министра? Хочу ли я стать министром? При таком министре финансов, при такой системе принятия решений в правительстве невозможно стать министром. Через месяц после нашего разговора министр Ткачёв при Медведеве стал пенять министра финансов, что тот не даёт денег. Помните?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Да.

П. ГРУДИНИН: Он что-то может и хочет, но ему просто не дали денег, сказали, что порядок не написан, не знаем как это, лимиты доведены, а лимиты – это не деньги.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я помню. Вы меня заинтересовали с «Партией Роста». Вы всё-таки согласились?

П. ГРУДИНИН: Нет, в «партию Роста» я не пошёл.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы сказали: «Наверно, пойду». А куда?

П. ГРУДИНИН: Подумайте, как называется мой совхоз? «Совхоз имени Ленина». Куда я могу пойти?

А. МИТНОВИЦКАЯ: В коммунисты пойдёте?

П. ГРУДИНИН: Нет, я беспартийный, но я пойду с коммунистами, потому что блок коммунистов и беспартийных в своё время и войну выиграл, и сделал государство великим.

А. МИТНОВИЦКАЯ: С кем Вы всё-таки собрались идти?

П. ГРУДИНИН: Если я пойду в государственную и областную Думу, то по списку Коммунистической партии Российской Федерации, если они примут такое решение на пленуме.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Какое решение?

П. ГРУДИНИН: Они должны выдвинуть меня. Там идёт обсуждение. Кто-то встанет и скажет: «Грудинин нам не подходит».

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть, они пока ещё не решили Вас выдвигать?

П. ГРУДИНИН: Да. Это их решение должно быть.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А когда они примут решение?

П. ГРУДИНИН: Я так понимаю, что все конференции пройдут в мае.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Выборы уже на носу.

П. ГРУДИНИН: У них порядок. Это же закон.

А. МИТНОВИЦКАЯ: В общем, Вы готовы, ждёте их решения теперь.

П. ГРУДИНИН: Да, естественно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Последний вопрос. Завтра прямая линия с президентом, Вы – гражданин Павел Грудинин. О чём бы Вы спросили?

П. ГРУДИНИН: Я много чего хотел бы спросить у президента.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Выберите один главный вопрос.

П. ГРУДИНИН: Когда изменится экономическая политика, которая позволит предприятиям среднего и мелкого бизнеса развиваться так, как они развиваются в других странах мира?

А. МИТНОВИЦКАЯ: На этом и закончим. Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина» Ленинского района Московской области, Павел Грудинин у нас был в гостях. Хорошего вечера Вам, Павел Николаевич!

П. ГРУДИНИН: Спасибо! И Вам того же.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.
  • Вконтакте
  • Комментарии: 0
  • Facebook:
Ваше имя:
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Читайте также
Выборы Губернатора Московской области в Щёлковском районе
По данным с участков есть и нарушения, такие как агитация около входа в избирательные участки.

Рузские коммунисты подвели итоги выборов
15 сентября состоялось очередное собрание сторонников Коммунистической партии Российской Федерации в Рузе.

«Неоправданные ожидания»
Интервью «Парламентскому телевидению» заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета ГД по аграрным вопросам, Академика РАН В.И. Кашина.

Ленина, дешевле, теплиц, поскольку, директор, совхоза, разы, будут, пояснил, убыточны, обходится, выращивание, грунтовых, овощи, имени, огурцов, Летом


Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
Программу научно-технического развития АПК – в жизнь

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
П.Н. Грудинин: Мы на пороге великих перемен

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Кому и зачем понадобилась пенсионная реформа?

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Константин Черемисов: Спасибо всем жителям Подмосковья за поддержку!

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, Председатель Комитета по местному самоуправлению Мособлдумы
Итоги выборов в Подмосковье: КПРФ укрепляет позиции

Сергей СОСУНОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Власть и мусор: жителям Подмосковья пообещали «генеральную уборку». Чего ожидать?


 

контакты

Телефоны:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57
Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
105066, г. Москва,
ул. Ольховская,
д. 16, корп. 6, 2-й этаж

Все данные

Отделения КПРФ в Московской области:

партийная пресса

  • "Подмосковная правда", МК КПРФ
  • "На русском рубеже", г.Щелково
  • Газета "Советская Коломна"
  • Газета "Позиция", г.Королев

 

  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда