«Московский комсомолец»: Слишком ложные подсчеты

30580

2010-01-29 16:15
Марина Озерова
Московский комсомолец

Приближается очередной единый день голосования. 14 марта в 8 регионах пройдут выборы в местные парламенты. Но воспоминания о предыдущих выборах — 11 октября — еще свежи: после них были скандалы, шум, крик, а оппозиция покинула зал Госдумы в знак протеста против массовых, по ее мнению, нарушений и фальсификаций, пишет Марина Озерова.  

Верховная власть устами президента и премьера тогда отправляла всех недовольных в суды. А недавно на заседании Госсовета та же верховная власть заявила, что в суды мало кто пошел, а значит, доказательств массовых нарушений нет и говорить о них больше не стоит. То же самое без устали повторяют единороссы.  

Действительно ли обращений в суд так мало? Что на самом деле происходит в судах, куда идут оппозиционеры? И почему ни одно их заявление не дало результата?  

Корреспондент “МК” встретился с юристами партий “не власти”, побывал на процессах и проанализировал судебные решения…

 

“Теперь по поводу фальсификаций и ссылок на Интернет. Да в Интернете 50 процентов порноматериалов! Что мы будем ссылаться на Интернет?! В суд надо идти с доказательствами!”

В.В.Путин.

 

Вы когда-нибудь бились головой об стену? Нет?

А как другие это делают, видели?

Если хотите посмотреть — загляните как-нибудь на одно из заседаний суда, где представители партий пытаются доказать, что на выборах 11 октября 2009 года имели место фальсификации...

Они пытаются доказать, но стена стоит крепко.

22 января на заседании Госсовета, где говорилось о развитии политической системы России, президент Дмитрий Медведев заявил: “Несмотря на то, что было много различных выступлений, в судах оспорены итоги выборов на участках, совокупный вес которых измеряется долями процентов голосов избирателей”. И подвел итог дискуссии о том, насколько чистыми были выборы 11 октября: “В целом можно сказать, что заявления о массовых злоупотреблениях оказались, таким образом, все-таки неподтвержденными”. 

Про то, что обращений в суды мало, а значит, и нарушения носили несистемный, немассовый характер, говорится и в докладе, подготовленном к этому заседанию Госсовета. Доклад писала рабочая группа, в составе которой трудились сотрудники администрации президента. Там утверждается: “Всего по результатам выборов, состоявшихся 11 октября 2009 года, судами общей юрисдикции было принято к рассмотрению 48 заявлений, из них 26 — в городе Москве. Относительно общего количества избирательных участков, в которых проходило голосование, это составляет 0,57%”. Опять доли процента... 

Попытки “придать системный характер допущенным отдельными избирательными комиссиями ошибкам”, как это сделали представители некоторых политических партий после 11 октября, названы в докладе “политической спекуляцией”. 

Итак, диагноз поставлен: всего лишь известная с советских времен болезнь “если кто-то кое-где у нас порой”. Мизерное, по мнению властей, количество поданных заявлений превращает прошлогоднюю позорно-скандальную историю в анекдот, над которым можно посмеяться и забыть как страшный сон.

Но…

 

Занимательная математика

Юрист-президент и многочисленные юристы в администрации президента должны были бы знать, что оспаривать результаты выборов закон позволяет в течение года после дня голосования.  

Да и заявлений в суд было не так мало, как видится из Кремля. Возьмем для примера Москву — сам глава государства недоумевает: как получилось, что население столь большого и пестрого по составу города представляют в Мосгордуме лишь 2 партии? Так вот, по данным партийных юридических служб, которые они готовы подтвердить документально, в столице к концу января заявлений в суд подано не 26, а в несколько раз больше. 

“Яблоко” подало 10 заявлений по 14 участкам, и они рассматриваются. Кроме того, в ходе объявленной этой партией акции “Узнай, что стало с твоим голосом”, сюда позвонило более 2000 избирателей, и на основании их информации подано еще 3 заявления. 

5 заявлений поступило от имени московской региональной организации ЛДПР (4 из них уже рассмотрены в предварительном порядке), и еще 89 направили в суды “частные лица” — активисты и кандидаты в депутаты от партии Жириновского. Все документы, по словам главы МГО ЛДПР Виктора Соболева, приняты к рассмотрению. 

“Справедливая Россия” будет судиться по 19 делам. 

Коммунисты подали 49 заявлений. Некоторые из них уже прошли кассационную инстанцию, будучи отклоненными в райсуде. 

Итого — 175. Даже если не считать заявлений от частных лиц (кто их проверит?), получается 86. 

И это еще не все. КПРФ прошлой осенью утверждала, что наблюдателям от партии удалось получить доказательства нарушений при подсчете голосов на 853 московских участках. От своих слов здесь не отказываются. Как сообщил “МК” руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков, с 1 февраля будет подаваться по 100 заявлений в месяц, и в судах окажутся материалы по 800 с лишним участкам. 

Всего в Москве 11 октября было оборудовано около 3000 участков. Если вспомнить, что партии часто оспаривают результаты на одних и тех же УИКах... Все равно получается, что что-то странное творилось почти на каждом третьем участке! 

Так что рано еще говорить об отсутствии массовых нарушений и отдельных “ошибках”, допущенных “некоторыми избирательными комиссиями”. 

В секретариате рабочей группы по подготовке доклада Госсовета “МК” сказали следующее: “Приведенные нами цифры — это принятые к рассмотрению дела на момент написания доклада, т.е. вторую половину декабря 2009 года. Источником была внутренняя информация”. Как собиралась эта информация администрацией президента и почему ее не сочли нужным осовременить, хотя доклад, как утверждали члены рабочей группы, дорабатывался до последнего дня? 

Ответ получить не удалось.

С другой стороны, почему бы и не объявить, что массовых нарушений в октябре 2009 года не было, если очень хочется, чтобы их не было? Хочется — и их как бы не будет... Никаких сомнений в вероятности этого чуда не остается после того, как хотя бы вкратце ознакомишься с ходом дел в судах, куда и президент, и премьер неоднократно посылали недовольных. 

...Почти все заявления похожи одно на другое: после того как наблюдатели уходили с участков, прижав к груди драгоценную бумажку — копию протокола о результатах голосования, на участке изготавливались другие протоколы с другими результатами. И в территориальную комиссию, становясь официальными, отправлялись уже эти “другие”. Нарушен порядок установления итогов голосования, говорится в исковых заявлениях, а значит, решения участковых комиссий надо отменить и назначить на этих участках повторный пересчет голосов. Доказательства? Та самая драгоценная бумажка, подписанная членами участковых комиссий и их руководителями и заверенная соответствующей печатью! 

В Москве там, где суды уже завершились принятием решения, в удовлетворении заявлений о пересчете голосов на участках партиям отказано. Отказано всем. 

На каких основаниях? Вот что рассказывает юрист Алексей Сюзюмов, представитель “Яблока” на нескольких процессах: “По закону для отмены решения участковой комиссии достаточно установления факта нарушения правил подведения итогов голосования. Но для того чтобы отказать в удовлетворении заявлений, суды идут на подмену сути требований партии. Они указывают, что “Яблоко” будто бы просило признать результаты выборов недействительными и отменить их в целом по Москве. Если бы это было так, то по закону требовалось бы выяснить, как повлияло нарушение на волеизъявление граждан. Но существующая практика Верховного суда не знает ни одного случая отмены результатов выборов по этому основанию, за исключением вопиющих, вроде Дагестана, где на выборах стреляли. Кроме того, суды не признают нарушением порядка подведения итогов голосования тот факт, что после выдачи наблюдателям копии протокола был изготовлен другой, с другими цифрами”. 

Между прочим, г-н Сюзюмов, который сейчас головой об стену, окончил юрфак Санкт-Петербургского университета. Римское частное право ему преподавал кандидат юридических наук, доцент Дмитрий Анатольевич Медведев... 

Судьи ведут себя во время заседаний по-разному, говорят представители партий. Одни живо интересуются происходящим, задают вопросы, улыбаются, выслушивая показания свидетелей. Другие явно скучают, сложив руки под мантией. Вопросов не задают, смотрят в окно или в стол. Действительно, их ждут разводы, разделы имущества и детей, иски по долгам, а тут занимаются какой-то ерундой, причем заранее зная, что смысла в этом никакого нет... (Из таких — скучающих — была и судья Титарова в Симоновском районном суде, где довелось присутствовать корреспонденту “МК”.) Одни заседания заканчиваются быстро, другие — продолжаются по несколько часов. Есть судьи, которые хотят поскорее разделаться с неприятным “политическим” делом, а есть те, кто тянет, сколько можно. 

Зато представители территориальных избирательных комиссий и Мосгоризбиркома всегда одинаковы. Против пересчета голосов на участках категорически возражают (юридические аргументы, изложенные в этих письменных возражениях, потом повторяются в решениях суда — но уже как мнение судьи). Сидят рядом, в показаниях не расходятся. Охраняют официальные результаты голосования, как преданный пес добро хозяина.

 

Ошибочка вышла

А как же свидетели, члены участковых избирательных комиссий, которым приходится объяснять в судах появление двух разных протоколов с разными результатами голосования?  

Вот решение Кунцевского райсуда г. Москвы по гражданскому делу №2-4371/09. Партия “Яблоко” предъявила документы, из которых следовало, что на участке №2488 копия протокола, выданная наблюдателям, и официальный протокол расходятся на 303 голоса. Их добавили “ЕД за счет увеличения явки, КПРФ, “СД, ЛДПР и “Патриотов России”. 

Подлинность выданных наблюдателям от “Яблока”, “ЕД и “Патриотов России” копий протокола председатель УИКа Жучкова Н.Г. не отрицала. Да, мол, сначала результаты голосования были такие. Но когда наблюдатели ушли, вдруг выяснилось, что “из-за усталости, позднего времени” в протоколе была допущена “механическая”, как говорится в решении суда, ошибка. Голоса просто пересчитали (при этом обязательный повторный протокол почему-то не составлялся), а наблюдателям стали звонить, но до представителя “Яблока” дозвониться не смогли... 

Что за ошибка? Это пояснил суду зампред УИК, свидетель А.Э.Идальго. Александр Эдисонович, 19-летний студент МАТИ, вдруг обнаружил в пачке с погашенными бюллетенями бюллетени действительные! Бдительный юноша позвонил председателю комиссии, которая уже отправилась в ТИК с документами, и она вернулась на пересчет. 

“Не доверять показаниям свидетелей у суда нет основания, поскольку их показания согласуются между собой и подтверждаются материалами дела”, — говорится в решении суда. Почему на официальном протоколе стоит время 22.00 11 октября, а на той “неправильной” копии, что оказалась у “Яблока”, — час ночи 12 октября? Этот вопрос суд не заинтересовал... 

А вот решение Головинского районного суда г. Москвы по гражданскому делу №2-3649/09. По мнению партии “Яблоко”, на участке №399, переписав протоколы о результатах голосования, “Единой России” добавили 100 голосов за счет “Яблока” и КПРФ. А на участке №401 той же “ЕД приписали таким же образом 102 голоса — за счет “Яблока”, “СД, ЛДПР и “Патриотов России”. 

Из документа, подписанного судьей Новиковой, следует: председатели участковых комиссий Шишова Е.В. и Соловьева А.М. утверждали, что никаких копий протоколов вообще наблюдателям не выдавали. Потому и обязательных реестров выдачи копий (кому, когда) не велось... А что же тогда за бумажки предъявляет в качестве доказательства заявитель? “В целях быстрого оформления копий протоколов заранее были заготовлены черновые бланки протоколов с печатями комиссий и подписями членов комиссии, которые находились на их (свидетелей) рабочих местах, в открытом доступе. В период их отсутствия на рабочих местах неизвестные им лица могли воспользоваться отсутствием должного контроля с их стороны и использовать черновые бланки протоколов в своих целях”, — говорится в решении. Хотите — верьте, хотите — нет. 

Судья верит: “Оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется”. Но ведь свидетели фактически обвинили наблюдателей от “Яблока” в краже документов! Никакой реакции. Никакого желания докопаться до истины. 

А ведь “если в ходе судебного заседания устанавливаются какие-то нарушения закона, то по итогам рассмотрения вопроса суд, даже если он не отменяет результаты выборов, обязан вынести частное определение в адрес избирательной комиссии или в адрес прокуратуры, официально проинформировать ее об этом нарушении”, — напоминает Вадим Соловьев, депутат Госдумы, глава юридической службы КПРФ, 12 лет бывший членом Центризбиркома. “Но ничего этого не делается. Суды не выносят частных определений, потому что иначе прокуратура была бы обязана отреагировать”, — говорит он. 

Частных определений действительно пока нет. Хотя в решениях некоторых судов прямо перечислены нарушения законодательства о выборах, допущенные членами участковых избирательных комиссий. Например, в решении Перовского райсуда г. Москвы по делу №2-7513/3-09 отмечается: на участках №№887 и 888 района Вешняки отсутствовала увеличенная форма протокола, не велся реестр выдачи копий протокола об итогах голосования, не составлен акт о повторном подсчете голосов избирателей, наблюдателям выдавались копии протоколов, оформленные ненадлежащим образом... 

Если послушать свидетелей и почитать материалы дел, получается, что там, где после 20.00 в день голосования считают бюллетени, творится просто что-то из ряда вон. Бардак — по-другому не скажешь. Члены комиссий, в своей массе учителя, не умеют считать, без конца допускают то “технические”, то “механические” ошибки, оставляют документы где ни попадя, заверяют копии протоколов неправильно — то дату не поставят, то время указать забудут. Не нарочно, что вы! По помещению бродят случайные люди, компьютеры глючит в самый ответственный момент, а иногда с интервалом в несколько минут у членов комиссий вдруг изменяется подпись. От усталости, конечно, не подумайте чего плохого. Потом отдохнут — и через 10 минут опять подпись та, что всю жизнь была... 

И еще из рассказов свидетелей — членов комиссий рисуется образ УЖАСНОГО НАБЛЮДАТЕЛЯ. Как правило, в облике немолодой тетечки в очках. В нем корень зла: мешает, “создает нервозную обстановку”, не дает сосредоточиться. Хочется удалить его к чертям собачьим, но терпят, а отсюда и ошибки... 

Свидетелей, несущих все это на полном серьезе, можно понять: лучше предстать перед судом безмозглым идиотом, чем стать уголовником.

 

Молчание прокуроров

Но есть ведь еще и прокуратура, которая должна следить за соблюдением законности в стране! 

“Информация, полученная в ходе судебного процесса, — один из источников получения прокурором информации о правонарушениях, — говорит Вадим Соловьев, — прокурор обязан по итогам написать рапорт на имя начальника и указать в нем выявленные нарушения. Потом должна проводиться официальная проверка, и если факты подтверждаются, составляется административный протокол, а в том случае, когда налицо признаки состава преступления, материалы направляются в Следственный комитет. Но у нас ни избиркомы, ни прокуратура, ни правоохранительные органы по своей инициативе практически ничего не делают”.

На судах прокуроры или молчат, не задавая вопросов, или встают на сторону избиркомов. Самая большая помощь, которую может получить от них представитель заявителя, — это тихое “не возражаю” в ответ на просьбу вызвать свидетелей. Пишут ли прокуроры потом рапорт? Неизвестно. 

Зато сами партии в прокуратуру пишут без устали. “После выборов “Справедливая Россия” направила в Мосгорпрокуратуру 124 обращения-депутатских запроса с требованием принять меры дисциплинарного или даже уголовного характера, — рассказывает руководитель юридической службы партии Александр Бехов, — по 60 еще ведется проверка, а остальные письма прокуратура переправила в Мосгоризбирком, но полученными оттуда ответами мы не удовлетворены, будем обращаться в Центризбирком...” 

И коммунисты обращались в прокуратуру. Андрей Клычков поведал историю, приключившуюся на участке №2340, что в Зюзине. Там по одной из книг учета избирателей голосование — 100%! Партийные активисты решили проверить, так ли это, пошли по домам и собрали множество заявлений от граждан, утверждавших, что они не голосовали. Эти заявления вместе с депутатским запросом от имени г-на Клычкова были отправлены в Зюзинскую прокуратуру. Следователь-дознаватель поначалу очень активно начала проверку, говорит депутат, опросила жителей, подписавших заявления, и будто бы сама установила, что те не принимали участия в голосовании. Изъяла книги избирателей и всю прочую избирательную документацию (кроме бюллетеней), но... в последний момент уголовное дело почему-то не возбудила. 

А что ответили в Следственном отделе по Хамовническому району лидеру “Яблока”? Он туда обратился после того, как по инициативе МГИК были пересчитаны голоса на участке, где волеизъявлялся Сергей Митрохин. Сам-то он, понятное дело, голосовал за “Яблоко”, а по официальным данным, за “Яблоко” там не проголосовал никто. Этот участок №192 был и остается единственным, где удалось доказать, что члены избирательных комиссий плохо считают. 

Потом г-н Митрохин обратился в Хамовнический следственный отдел с просьбой возбудить уголовное дело против членов комиссии — раз уж факт нарушения установлен безоговорочно. Но не на тех напал! Ответ за подписью замруководителя отдела г-на Агапова Ю.Н. гласит: нет оснований, потому что в материале, представленном г-ном Митрохиным, “не содержится достаточных данных, свидетельствующих о наличии прямого умысла, направленного на искажение результатов выборов при подсчете голосов избирателей”. Получается, г-н Митрохин сам должен был вместо следователя провести проверку, и представить все необходимые доказательства. 

Когда в прокуратуру пишут свои, из-за стены — например, Мосгоризбирком, получается ловчее. В докладе рабочей группы Госсовета говорится о рассмотрении обращения МГИК по проверке законности 37 протоколов об итогах выборов, составленных участковыми комиссиями. Оказывается, по 2 участкам возбуждались административные дела, и виновные уже наказаны. По 15 участкам прокуроры предложили вышестоящим избиркомам наказать виновных в дисциплинарном порядке. А по 18 участкам дела направлены в ОВД для проведения проверок и принятия решений. 

Видимо, среди этих протоколов и те, которые сразу после выборов в МГИК направило “Яблоко”. По словам члена МГИК от этой партии Валерия Горячева, он пытался убедить комиссию провести пересчет голосов по сомнительным участкам, но комиссия предпочла направить документы в прокуратуру. Ясно почему: прокуратура-то пересчет провести не может по своей инициативе, и в суд она с таким заявлением обратиться не имеет права. А Мосгоризбирком в суд обратиться может. Но не хочет.

* * *

Мы все про Москву, потому что она — столица. И еще потому, что здесь живем.

А если в целом по стране, результаты голосования отменили только в Дербенте. Но в Дербенте, знаете ли, 11 октября стреляли. 

Да еще в Воскресенске Московской области, где скандал вышел очень громким, идет суд о признании результатов выборов мэра недействительными.

Что эти факты в масштабах страны? Прав президент: так, слабые признаки нестерильности. 

“Я иногда мечтаю — вот когда-нибудь все же попадется нормальный судья, которой надоест весь этот балаган, и примет она справедливое решение, — говорит один из тех, кто вынужден об эту стену биться. — Или вот она сейчас нам отказывает, все прекрасно понимая, а на следующих выборах пойдет да проголосует за нашу партию”...  

Ну пойдет. Ну проголосует. И ее голос украдут. А потом, надев мантию, она признает, что сделано это было по ошибке.



Все статьи раздела "Выборы в регионах"

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.
  • Вконтакте
  • Комментарии: 0
  • Facebook:
Ваше имя:
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
Читайте также
«Неоправданные ожидания»
Интервью «Парламентскому телевидению» заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета ГД по аграрным вопросам, Академика РАН В.И. Кашина.

Фракция КПРФ будет добиваться права бесплатного проезда по Москве для всех пенсионеров Подмосковья
Одной из острейших проблем, вызвавшей недовольство жителей области была отмена властью региона бесплатного проезда на общественном транспорте Москвы для пенсионеров Подмосковья.

В мир без знаний не шагнуть, всем желаем – «В добрый путь!»
1 сентября первый секретарь Щёлковского РК КПРФ Елена Мокринская поздравила учителей и учеников лицея №14 им. Ю.А.Гагарина с Днём знаний.



Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
В.И. Кашин: Компромисс возможен!

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
П.Н. Грудинин: Мы на пороге великих перемен

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Кому и зачем понадобилась пенсионная реформа?

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Константин Черемисов: Спасибо всем жителям Подмосковья за поддержку!

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, Председатель Комитета по местному самоуправлению Мособлдумы
Итоги выборов в Подмосковье: КПРФ укрепляет позиции

Сергей СОСУНОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Власть и мусор: жителям Подмосковья пообещали «генеральную уборку». Чего ожидать?


 

контакты

Телефоны:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57
Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
105066, г. Москва,
ул. Ольховская,
д. 16, корп. 6, 2-й этаж

Все данные

Отделения КПРФ в Московской области:

партийная пресса

  • "Подмосковная правда", МК КПРФ
  • "На русском рубеже", г.Щелково
  • Газета "Советская Коломна"
  • Газета "Позиция", г.Королев

 

  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда