Шкурный «консерватизм» «партии власти». К итогам XI съезда «Единой России»

39790

2009-11-28 13:41
С.А.Строев,
Член Центрального райкома КПРФ,
г. Санкт-Петербург

21 ноября текущего 2009 года в Санкт-Петербурге в выставочном комплексе «Ленэкспо» состоялся ХI Съезд Всероссийской политической партии «Единая Россия». На этом Съезде Председателем Высшего совета «Единой России» Борисом Грызловым была заявлена новая «идеология» «партии власти» – т.н. «российский консерватизм». Суть этого новоизобретённого идеологического бренда г-н Грызлов разъяснил следующим образом: «Это идеология стабильности и развития, постоянного творческого обновления общества без застоев и революций <…> российский консерватизм открытый консерватизм». Стоит отметить, что изначально «Единая Россия» позиционировалась как «центристская партия», причём под этим расплывчатым «центризмом» по существу понималась индифферентность к любой идеологии в принципе. Такое самопозиционирование «партии власти» вполне отражало её природу. Как мы помним, «Единая Россия» изначально возникла не как объединение граждан снизу на основе той или иной политической программы, а как политической оформление правящей бюрократии. В этом смысле «Единая Россия» никогда не была собственно политической партией. Теперь мы видим попытку этой структуры придать себе внешние черты политической партии – то есть придумать себе «идеологию».

 

«Российский консерватизм» – новая маска правительства национальной измены

 

Общеизвестно, что смена государственной идеологии происходит обычно вследствие смены элит. То есть «приход к власти» тех или иных идей происходит вследствие прихода к власти носителей этих идей. То же самое относится и к обратному процессу – к утрате правящего положения. Это определяется тем, что идеология представляется как действительные убеждения, а реализация тех или иных принципов – как конечная цель, для которой взятие и удержание власти является средством.

В случае с российской «партией власти» дело обстоит диаметрально противоположным образом. Мы видим, что правящая элита современной России ведёт своё происхождение от советской партийной и государственной бюрократии, некогда декларировавшей коммунистические убеждения и верность марксизму. Отбросив коммунистическую идеологию, эта элита (точнее сказать – её беспринципная бóльшая часть) в 1991 году одномоментно перекрасилась в радикальных рыночников и либералов образца гайдаровского «Демократического Выбора России», а затем столь же легко отбросила и идеологию буржуазной демократии и либерализма и в течение полутора десятков лет вполне обходилась вовсе безо всякой идеологии. Теперь мы видим, как та же самая политическая элита сочла полезным сконструировать для себя новую идеологическую обёртку – «российский консерватизм». Однако придумать или сконструировать идеологию столь же невозможно, как выдумать или прагматически составить себе мировоззрение и политические убеждения. Уже из самого факта того, что новая «идеология» не приходит к власти вместе со своими носителями, а искусственно формируется прежней элитой (уже не раз менявшей свою «идеологию» и обходившейся вовсе без таковой), очевидно, что в данном случае речь идёт не о действительных убеждениях и целях, а лишь о средствах управления, о прагматических инструментах и PR-стратегиях. Новая «идеология» заведомо является симулякром, искусственной конструкцией, «идеологической шкуркой», заведомо созданной для прикрытия никак не связанных с нею целей и интересов. Иными словами, мы имеем дело не с «идеологией для себя», а с «идеологией для публики», с конструктом, созданным заведомо в манипулятивных целях.

Отметим, что КПРФ в лице её руководителей предсказывала этот PR-ход партии власти. Ещё в феврале 2006 года Председатель ЦКРК КПРФ В.С. Никитин в своей статье «Мы выстоим и победим (Об опасностях, грозящих КПРФ, и действиях по защите партии)» предупреждал о том, что «Партия власти расчищает для себя и своего консерватизма патриотическое поле». В.С. Никитин, в частности, писал: «Предполагается, что власть путём скачка в нужный момент откажется от либерализма и обратится к идеологии, внешне отвечающей традиционным, проверенным веками принципам русской цивилизации. Эту идеологию власть решила назвать консерватизмом. Для того чтобы всё-таки подготовить общественное сознание к такой возможности в прессе, даже официальной, открыта возможность ругать Запад, либерализм и отцов демократии. Более того, это уже звучит не от оппозиции и центристов, а из уст близких к Кремлю людей».

Как видим, прогноз, данный В.С. Никитиным в 2006 году, подтвердился. Партия власти действительно сменила либеральную шкурку на консервативную. Объективные причины для такой политической линьки вполне очевидны. В 90-е годы основной задачей дорвавшихся до власти криминальных кланов был передел собственности. Соответственно им требовалось создание в стране обстановки хаоса и неразберихи, узаконенного беззакония. Требовалось всеми средствами (в том числе идеологическими) подавить способность Русской нации к самоорганизации и отпору криминальным «приватизаторам» общенародной собственности на природные ресурсы и средства производства. Теперь же главной задачей правящего клана становится сохранение и удержание награбленного, что требует стабилизации ситуации и перехода от хаоса и беспредела к новому порядку. То есть такому порядку, в рамках которого прежний вор и грабитель превращается в респектабельного законного собственника. Именно поэтому в 90-е годы любой, даже самый умеренный, патриотизм, будучи формой гражданского самосознания и объединения людей, воспринимался властью как угроза собственному существованию, а потому подвергался шельмованию. Сегодня же власть, напротив, сама обращается к теме «патриотизма» как средству стабилизировать ситуацию в обществе и таким образом закрепить достигнутое положение. При этом не трудно догадаться, что в рамках навязываемого сверху «патриотизма» лежит попытка выдать эгоистические интересы правящей ворократии за «общенациональные» и, тем самым, заставить народ служить чуждым ему интересам.

Второй мотив смены идеологической шкурки правящим режимом состоит в том, что власть ещё в 90-е годы окончательно убедилась в непопулярности либеральных идей. Соответственно, симулякр «консерватизма» создаётся как очередной шаг в политике перехвата лозунгов у народно-патриотической оппозиции. Власть попросту мимикрирует, подобно волку, напяливающему на себя овечью шкуру, но при этом, разумеется, остающемуся волком.

 

Раскройка и пошив «консервативной шкурки»

 

Следует отметить, что мимикрия под «консерваторов» осуществляется партией власти вполне последовательно. Это далеко не отдельная декларация Б.В. Грызлова на последнем единороссовском съезде и проходившем в его рамках Международном научно-практическом форуме «Социальная ответственность партий в период кризиса». Правящий режим начал прощупывать почву для использования в своих целях консервативной риторики, по крайней мере, с декабря 2005 года. К примеру, 16 декабря 2005 года в «Российской Газете» председатель Комитета по международным делам Маргелов, близкий к Суркову, уже писал: «У западной цивилизации абсолютной универсальности нет <...> Мы уже пожили чужим умом в 90-х и мало полезного нажили: чуть было не оказались в стране размером с Московскую область <...> Доказано, что типы хозяйства отнюдь не базис, а надстройка, уходящая корнями в культуру страны, ведь идеологическое первично, а не экономическое <...> В России растет популярность консерватизма, потому что в нем содержится идея сохранения территории, самобытности культурного ядра, традиций, обращения к религии, многополярности мирового устройства <...> Без консерватизма становление новой России невозможно».

В течение трёх лет правящий режим проверял возможности для запуска своего «консервативного проекта». При этом роль своеобразного полигона отводилась здесь общественно-политическим структурам (таким как Евразийский союз молодёжи, Общероссийское общественно-политическое движение «Евразия», Центр консервативных исследований и др.), координируемым известным социологом и политтехнологом Александром Гельевичем Дугиным, перешедшим в своё время в лагерь правящего режима из радикальной оппозиции. Другой заметной фигурой в формировании кремлёвского «консервативного проекта» в эти годы стал известный телеведущий, член «Единой России» М.В. Леонтьев. Несколько информационных ресурсов, направленных на формирование заказанного режимом поля «консерватизма», было создано в Интернете, в том числе приобретший наибольшую известность и популярность сайт Правая.ru.

С начала 2009 года (очевидно, в связи с планами на предстоявший съезд «Единой России») разработка «консервативного проекта» заметно интенсифицировалась. Например, в феврале на факультете философии и политологии СПбГУ по инициативе декана факультета профессора Юрия Никифоровича Солонина был основан Петербургский консервативный клуб, работающий во взаимодействии с московским Центром консервативных исследований А.Г. Дугина. Затем на базе того же факультета осенью начал функционировать Молодёжный консервативный клуб, состоящий преимущественно из аспирантов и студентов. Нельзя не отметить, что вся эта работа по формированию солидной академической базы для кремлёвской идеологической поделки имеет совершенно прозрачную связь непосредственно с «Единой Россией» и Кремлём. Это особенно ярко проявилось в том, что за один день до съезда «Единой России», впервые официально провозгласившим «российский консерватизм» новой идеологией правящей партии, на базе философского факультета СПбГУ (того самого, при котором в течение года было создано целых два консервативных клуба) в рамках т.н. «Дней петербургской философии – 2009» был организован симпозиум «Консерватизм: перспектива или альтернатива».

На этом знаковом событии следует остановиться подробнее. Прежде всего, стоит указать ключевых докладчиков, характеризующих формат мероприятия. Первым в программе шло выступление крупного социального мыслителя, интеллектуального лидера европейских «новых правых» Алена де Бенуа, затем – члена Политсовета Санкт-Петербургского регионального отделения «Единой России» И.Е. Шувалова. Третьим выступал А.Г. Дугин, и после него – четвёртым – профессор кафедры истории русской философии факультета философии и политологии СПбГУ Игорь Дмитриевич Осипов. Планировалось (но не состоялось) также выступление М.В. Леонтьева. Как видим, делается попытка связать академические философские исследования консервативной направленности с новой «идеологией» единороссов. Эта связка всячески декларируется и демонстрируется – и за счёт искусственной подгонки даты философского семинара под «исторический и судьбоносный» съезд единороссов, и за счёт приглашения на него единороссовского партийного функционера (выступление которого, надо сказать, и по своей теме, и особенно по интеллектуальному уровню резко выбивалось из формата симпозиума и периодически вызывало у студенческой части аудитории дружный смех, а у более возрастных участников – тоску и дремоту). Ко всему этому стоит лишь добавить последнюю деталь: то, что организатор мероприятия декан факультета философии и политологии СПбГУ Ю.Н. Солонин не только является членом партии «Единая Россия», но и входит в её региональный политсовет.

 

Как корове седло...

 

Итак, мы видим, что «партия власти» в широком смысле слова (то есть президентская администрация вкупе со всем высшим чиновничеством и псевдополитической пседвопартией «Единая Россия») пытается напялить на себя ризы консерваторов. Но зададимся вопросом, насколько это идеологическое одеяние для единороссов уместно.

Ответ на этот вопрос целесообразно начать с анализа спектра значений, вкладываемых в термин «консерватизм». Большая Советская Энциклопедия определяет понятие «консерватизм» следующим образом: «(франц. conservatisme, от лат. conservo — охраняю, сохраняю), приверженность ко всему устаревшему, отжившему, косному; враждебность и противодействие прогрессу, всему новому, передовому в общественной жизни, науке, технике, искусстве». В этом значении единороссов, конечно, невозможно не признать консерваторами, однако понятно, что данное определение имеет оценочный и идеологизированный характер, а потому вряд ли может быть признано объективным. Словарь Брокгауза и Ефрона определяет консерватизм как «направление в политике, отстаивающее существующий государственный и общественный порядок, в противоположность либерализму, требующему необходимых улучшений и реформ». Посвящённая данному понятию статья в «Энциклопедии социологии» отмечает, консерватизм есть сложный и многогранный социальный феномен, могущий быть представлен в нескольких измерениях: как совокупность психических качеств индивида, как политическая идеология и, наконец, как общественно-политическое движение. Ссылаясь на американского политолога Самюэля Хантингтона, «Энциклопедии социологии», указывает, что консерватизм предстает как ситуационное, т.е. исторически вариабельное явление, как «система идей, которая служит сохранению существующего порядка независимо от того, где и когда он имеет место, направлена против любых попыток его разрушения, от кого бы они не исходили».

В самом деле, во взглядах и мировоззренческих основаниях людей, причисляемых и причисляющих себя к консерваторам, не удаётся найти практически ничего сущностно общего. В этой категории мы находим и французских аристократов-роялистов – противников Великой Французской Революции и сторонников Старого порядка. Здесь же мы видим русских монархистов, причём как радикальных славянофилов, так и лояльных сторонников «официоза» времён господства европеизированного имперского самодержавия. В числе консерваторов мы неожиданно обнаруживаем т.н. «консервативных революционеров» в духе Мюллера ван ден Брука. В США консерваторами именуются, в том числе, т.н. «неоконы» – фундаменталисты-рыночники, сторонники сокращения социальных расходов и минимизации участия государства в экономике – то есть по существу наиболее радикальное крыло либералов. В СССР во времена горбачёвской «перестройки» консерваторами считались и назывались противники реформ, приверженцы той формы марксизма, которая в позднем СССР считалась ортодоксальной.

Таким образом, понятие «консерватизм» не несёт в себе никакого сущностного единства политических или экономических взглядов, мировоззрения, образа мышления и т.д. В самом деле, что может объединять французских роялистов с советскими ортодоксами или американских фундаменталистов-рыночников с адептами «третьего пути» и «консервативной революции»? В этом смысле, по-видимому, следует признать справедливость определения, данного С. Хантингтоном, то есть понимать понятие «консерватизм» как явление ситуационное и исторически вариабельное, как стремление к сохранению тех или иных принципов, порядков и ценностей и противодействие их уничтожению в ходе социальных изменений и трансформаций. При этом сами принципы и ценности, являющиеся объектом защиты, могут быть для разных консерваторов самыми разными вплоть до диаметрально противоположных.

Понятно, что между понятиями «консерватизм» и «модернизация» существует смысловая противоположность. Это дало повод политическим оппонентам и комментаторам весьма метко и едко высмеять эклектическое сочетание озвучиваемого президентом Д.А. Медведевым культа «инноваций» и «модернизации» (которую Медведев назвал «квинтэссенцией» своего последнего Послания Федеральному Собранию) с заявленной на съезде «Единой России» «идеологией» «российского консерватизма». Впрочем, с этим противоречием придворные «идеологи» с грехом пополам ещё могли бы справиться, потому что они трактуют консерватизм как «стабильность и развитие», а модернизацию могут трактовать как это самое «развитие». Это, конечно, демагогия, но, так или иначе, с её помощью залатать дыры в эклектически сляпанной из разнородных кусков официальной «идеологии» «партии власти» ещё можно.

Гораздо сложнее другое: объяснить, как сочетается «консерватизм» (то есть идея сохранения) с продолжающейся активной и явно целенаправленной деструкцией всех основных социальных и национально-государственных институтов: фундаментальной и прикладной науки, образования, промышленности, сельского хозяйства, армии... Примеров такого рода не счесть: тут и замена нормальных экзаменов на угадайку ЕГЭ, тут и ползучее уничтожение Академии наук, тут и «сердюковско-табуреточная» реформа российской армии и проч. и проч. Причём, никак нельзя сказать, что весь этот погром представляет собой результат только некомпетентности и коррумпированности государственного аппарата. Напротив, мы видим, что это – целенаправленно и планомерно осуществляемая политика. Причём недавний поворот к «консерватизму» (точнее – активное использование «консервативной» фразеологии в политтехнологических целях) никак не изменил планов по дальнейшей социальной, политической и экономической деструкции России, что со всей ясностью продемонстрировало последнее Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12 ноября 2009 года, на анализе которого мы остановимся ниже.

Пока же констатируем, что напяливание личины «консерватизма» (то есть сохранения, сбережения тех или иных ценностей) на нынешнюю «партию власти», последовательно осуществляющую разрушение всех как материальных (промышленность, сельское хозяйство, природные памятники, культурное наследие, в том числе исторический облик городов), так и культурных (уровень образования и общей культуры) ценностей, смотрится примерно как на корове.

 

Краткий анализ президентского послания

 

В известном фантастическом романе Айзека Азимова «Основание» описывается особая наука, названная символической логикой, которая «позволяет отсортировать человеческую речь от всякого ненужного хлама, обнажая голую истину». При этом в романе описывается история, как с помощью этой науки были проанализированы речи некоего дипломата и, «когда после двух дней тяжелой работы удалось устранить все бессмысленные утверждения, смутные намёки, бесполезные определения, короче, всю ерунду, оказалось, что у него не осталось ровным счётом ничего, ни единого слова». То есть этот дипломат за пять дней обсуждения не сказал ни одной определённой фразы, и причём так, что никто этого не заметил.

Слушая президентское послание, мы могли только сожалеть, что не владеем методами этой описанной в фантастическом романе науки будущего, однако и простой логики и здравого смысла было достаточно, чтобы понять, что бóльшая часть послания имеет чисто ритуальный характер. Точнее говоря, как выразился один из наших товарищей, представляет собой «пирамиду обещаний», в которой данные обещания никак не обеспечиваются реальными делами, но зато через год в следующем послании удваиваются за счёт набежавших процентов.

Как известно, Медведев в своём послании выделил пять основных направлений «модернизации»:

1. Развитие медицинской техники, технологий и фармацевтики.

2. Повышение энергоэффективности, переход к рациональной модели потребления ресурсов.

3. Программы развития ядерной энергетики.

4. Развитие космических технологий и телекоммуникаций.

5. Развитие стратегических и информационных технологий

Первое, что бросается в глаза в этом перечислении – бессистемность благих пожеланий. Совершенно непонятно, почему из всех направлений в качестве приоритетов выбраны именно эти пять и почему они перечислены именно в таком порядке, какова логическая связь между ними и последовательность в их реализации. Особенно трогательно звучали маниловские тирады про то, как «На нашей территории будут проложены современные высокоскоростные оптические магистрали, установлено оборудование повышенной производительности и в полной мере задействован потенциал уже построенных линий, их же тоже немало. Это позволит обеспечить обмен всё возрастающими потоками информации как между российскими регионами, так и между разными странами» и про то, что «В России должен быть в полном объеме задействован потенциал суперкомпьютеров, суперкомпьютерных систем, которые объединены высокоскоростными каналами передачи данных». Несомненно, что особый колорит слушанию президентских рассуждений о суперкомпьютерных системах и высокоскоростных оптических магистралях российским гражданам придавала возможность одновременно наслаждаться ощущением приятной прохлады в связи с отключениями отопления и горячей воды в городских квартирах. А также наглядная демонстрация модернизации в виде тщетных попыток местных городских служб залатать тришкин кафтан гниющего и на глазах распадающегося ЖКХ. А ведь это ещё проблемы относительно благополучной части страны – крупных городов. Сложно даже представить, каким издевательским сарказмом звучали президентские прожекты для жителей умирающих деревень и депрессивных городов с уничтоженным до основания промышленным производством. Воистину, наиболее уместная ассоциация, которую вызывало президентское послание – это речь Остапа Бендера в шахматной секции с обещанием превратить деревню Васюки в столицу вселенной.

Однако же, не вся президентская речь состояла из одних только маниловских прожектов, ритуальных оптимистических фраз и праздных обещаний. Отдельные фрагменты послания содержат некоторые намёки относительно реальных планов правящего режима. Таких смысловых моментов в речи Медведева содержалось, по меньшей мере, шесть.

1. В области экономики Медведев обозначил дальнейший курс на приватизацию и сокращение государственного сектора. Приведём соответствующие фрагменты из его послания: «В рамках реализации общей стратегии мы должны предпринять несколько системных шагов. Я их сейчас тоже назову. Во-первых, мы обязаны заняться модернизацией государственного сектора. Его доля не опускается ниже 40 процентов, а в период кризиса роль государства в экономике, естественно, вновь возросла. Причём, конечно, эта тенденция наблюдается во всем мире, но с точки зрения долгосрочных перспектив ничего хорошего в этом нет. <...> Я поручаю Правительству подготовить решения, обеспечивающие оптимизацию объёма и эффективность участия государства в деятельности коммерческих организаций. Речь идёт и о судьбе ряда активов, имеющих сегодня статус стратегических. До 2012 года нужно завершить соответствующую программу, выйдя на оптимальные (на ближайшее время, потому что нет ничего вечного) параметры государственного сектора. <...> Однако и сохранять огромный объём собственности без перспективы его модернизации тоже бессмысленно. Что касается государственных корпораций. Я считаю эту форму в современных условиях в целом бесперспективной. Корпорации, которые имеют определённые законом временные рамки работы, должны по завершении их деятельности быть ликвидированы, а те, которые работают в коммерческой, в конкурентной среде, должны быть со временем преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством. В дальнейшем они или сохранятся в государственном секторе, там, где нам это необходимо, или будут реализованы частным инвесторам».

В переводе с обтекаемого языка политических деклараций, вся эти тирада сводится к следующему: политика по разрушению госсектора экономики и по передаче созданных общенародным трудом средств производства в руки частных собственников будет продолжена. Более того, выкупленные за счёт бюджета (то есть за счёт народа!) в период кризиса предприятия будут вновь реприватизированы.

2. Относительно системы налогообложения Медведев озвучивает планы дальнейшего сокращения налогового бремени. «Мы неоднократно, много раз говорили о том, что порядок осуществления инвестиций должен стать в России не менее комфортным, чем у наших конкурентов <...> Очевидно в целом, что наша налоговая система нуждается в совершенствовании. Дискуссии о том, какие налоги и по каким ставкам должны взиматься в нашей стране - не закрыта. Кризис, конечно, затруднил принятие решений по снижению налоговой нагрузки. Но к этим вопросам надо будет в ближайшее время вернуться, и мы обязательно это сделаем».

Как известно, в РФ и так уровень налогов – один из самых низких в мире, полностью отсутствует система прогрессивного налогообложения, принятая как в СССР, так и во всех цивилизованных капиталистических странах. Дальнейшее «снижение налоговой нагрузки», которое обещает Медведев, означает дальнейшее сокращение социальных расходов, поскольку социальные расходы финансируются именно за счёт налогов на прибыли капиталистов. Иными словами, в переводе с витиеватого эзопова языка, принятого в политике, Медведев пообещал дальнейшее социальное расслоение, увеличение уровня богатства богатых и бедности бедных, дальнейший шаг в реализации людоедской политики либералов, основанной на социал-дарвинистской логике.

3. Медведев пообещал продолжить реформирование школы. Среди общих слов и обещаний сделать всё «лучше» нелегко уловить, в каком же именно направлении планируется реформирование образование. Однако отдельные фразы, хорошо закамуфлированные бравурной словесной шелухой, позволяют составить представление об истинных планах правящего режима. «Главная задача современной школы - это раскрытие способностей каждого ученика, воспитание личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкурентном мире». То есть, главная задача школы видится как воспитание личности, ориентированной на конкуренцию и подстройку к требованиям техносферы. «Единый госэкзамен должен оставаться основным, но не единственным способом проверки качества образования». То есть замена содержательной проверки знаний тестированием на запоминание деталей будет продолжаться и углубляться. «Третье, что мы должны сделать, - расширить самостоятельность школ, причём как в определении индивидуальных образовательных программ, так и в расходовании финансовых средств». То есть будет и дальше разрушаться единый образовательный стандарт. «Четвёртое. Мы законодательно закрепим равенство государственных и частных общеобразовательных учреждений и предоставим семьям более широкие возможности выбора школы, а ученикам - доступ к урокам лучших преподавателей с использованием технологий дистанционного и дополнительного образования».

Анализ этих заявлений даёт представление о направленности планируемого реформирования школьного образования. Во-первых, заявленное обещание «закрепить равенство государственных и частных общеобразовательных учреждений» свидетельствует о планах по дальнейшему расширению частного сектора в образовании – то есть увеличения доли образования платного. Во-вторых, планируется разрушение единого стандарта образования и свобода конкуренции образовательных программ. То есть образовательная система будет строиться на рыночных принципах спроса и предложения. Несложно понять, что в сочетании с закреплением «равенства» частных (платных) школ это означает ничто иное, как формирование РАЗНЫХ образовательных стандартов для детей богатых и бедных родителей. Отсюда становится вполне понятной и брошенная фраза о том, что главная задача школы состоит в формировании личности, готовой к жизни в конкурентном мире.

4. Особое внимание к благотворительной деятельности и некоммерческим организациям наводит на мысль о стремлении государства полностью и окончательно переложить социальную ответственность с себя на частные благотворительные структуры. За собой же оставить лишь ни к чему не обязывающее право «создавать благоприятные условия» для деятельности этих организаций.

5. Целый ряд позиций связан с планируемым реформированием системы власти. «Мы должны продолжить совместную работу по улучшению качества народного представительства и созданию дополнительных условий для свободной, справедливой и цивилизованной конкуренции между партиями. Уже в этом году парламентское большинство поддержало ряд моих законодательных инициатив, направленных на решение таких задач. Был фактически снижен до 5 процентов так называемый «барьер» прохождения партий в Государственную Думу. Партии получили право выдвигать кандидатов на должности руководителей субъектов Федерации, а также гарантии равного освещения их деятельности в государственных средствах массовой информации. <...> Все партии, представленные в региональных парламентах, получат возможность формировать фракции. Всем должно быть гарантировано, что из их представителей будут замещаться депутатские вакансии для работы на постоянной основе и на руководящих постах.  <...> Там, где это ещё не установлено, партии, за которые на региональных выборах проголосовало более 5 процентов избирателей, должны получить гарантии представительства в законодательном органе субъекта Федерации. <...> Партии, не представленные в Государственной Думе, но имеющие фракции в законодательных собраниях субъектов Федерации, следует освободить от сбора подписей для участия в региональных выборах в соответствующих регионах. Такой же принцип можно установить и для муниципальных выборов. И ещё одно. Думаю, что в перспективе мы должны вообще отказаться от сбора подписей как метода допуска партии к выборам. <...> Было бы полезно, чтобы органы законодательной власти всех уровней как минимум одно заседание в году посвящали заслушиванию и обсуждению сообщений и предложений партий, не представленных в законодательных органах. Непарламентским партиям также нужно гарантировать возможность постоянного участия в работе Центральной и региональных избирательных комиссий».

Как видим, заявленные Медведевым планы «демократических преобразований» диаметрально противоположны всей политике Путина во времена его президентства. То есть Медведев приступает к деконструкции пресловутой «вертикали власти» и начинает возвращение (по крайней мере, частичное) от путинской политической модели к ельцинской. Очевидно, прослеживается двойное намерение Медведева – с одной стороны, ослабить жёсткую структуру государственной власти (вероятно, это связано с планами дальнейшей интеграции в «мировое сообщество»), а, с другой стороны, вернуть в политику вытесненные на обочину партии либералов – «Правое дело» (бывший «Союз правых сил») и «Яблоко», так как именно для этих партий разница между 7% и 5% порогом прохождения в Думу является существенной.

6. Наконец, обращает на себя внимание отрывок Послания, связанный с планами по дальнейшему развитию программы «Электронное правительство». «В пилотном режиме начнётся внедрение социальных карт граждан, обеспечивающих получение государственных услуг и облегчающих участие в программах медицинского и социального страхования. В дальнейшем возможно их совмещение с электронными картами, открывающими доступ к банковским продуктам, включая проведение и обязательных, и добровольных платежей гражданами. <...> В одном из откликов, который я получил на известную статью <...>, указывается, что внедрение таких технологий, в частности так называемого электронного правительства, существенно ослабит проблемы с коррупцией, позволит избавиться от стояния в очередях, от траты денег и времени».

Уже неоднократно и многими писалось, что введение электронных документов, их последующее совмещение вплоть до сведения к единому электронному идентификатору, совмещающему функции паспорта, банковской, социальной и медицинской карты, водительских прав и т.д. – представляет собой часть программы по тотальному электронному контролю и уничтожению базовых прав и свобод личности. Причём данная программа имеет не российский, а общемировой масштаб, и фактически является шагом в построении мировой диктатуры.

Как мы видим, смысловые элементы президентского послания чётко и недвусмысленно обозначают продолжение и радикализацию либерально-глобалистского курса, то есть курса на дальнейшее расширение – вплоть до полной абсолютизации – рыночных отношений во всех сферах жизни и устранение последних остатков отношений нерыночных, социальных по своей природе.

 

Консерватизм в мире глобализма

 

Нам уже неоднократно доводилось писать о том, что внутренняя логика развития капитала, связанная с его концентрацией, монополизацией, расширением и слиянием рынков сырья, рабочей силы и сбыта товаров закономерно привела к формированию глобализма и мировой капиталократии. В рамках этой системы национальные границы и национальная ограниченность стали тормозом как с точки зрения логики максимизации прибылей, так и с точки зрения финансово-опосредуемой глобальной капиталократической власти. Идёт стремительный процесс разложение национальных государств и присвоение их функций экстерриториальными центрами силы и власти в лице мировых банковских домов, транснациональных корпораций, частных наёмных армий и т.д. Этот процесс является «объективным» в рамках капиталистических рыночных отношений, и всякое развитие капиталистических рыночных отношений с неизбежностью толкает на путь глобализма и отказа от национально-государственного суверенитета. Сохранение национальной идентичности и государственного суверенитета возможно только и только путём выхода за рамки капиталистических отношений, за рамки законов рынка, за рамки логики извлечения прибыли как цели производственного процесса. То есть только путём социалистических преобразований и на основе плановой экономики, рассчитанной не на извлечение прибыли, а на удовлетворение физических и духовных потребностей всех членов общества, национальных общностей.

Как мы видим, последнее Послание президента Медведева Федеральному Собранию РФ от 12 ноября 2009 обозначает продолжение неолиберального фундаменталистско-рыночного курса. А это с неизбежностью означает дальнейшую утрату государственного суверенитета, национальной независимости и национальной идентичности России, дальнейшее её превращение в одну из административных зон в системе глобального мирового капиталократического управления. Заметим, что в рамках экономической логики мирового рынка Россия обречена на роль сырьевого региона с населением от 15 до 50 миллионов человек. Остальное население признаётся экономически неоправданным и подлежит целенаправленной редукции (геноциду). На планах продовольственной безопасности, восстановления промышленности, а уж, тем более, развития высоких технологий тем самым ставится жирный крест. Школа превращается в простое средство социальной сегрегации по имущественному признаку.

Возвращаясь к ХI съезду «Единой России», стоит обратить внимание на заявление заместителя секретаря Президиума Генерального совета партии по вопросам международной политики и межпартийным связям, председателя комитета Госдумы по международным делам Константина Косачева, которое он сделал, открывая работу Международного научно-практического форума «Социальная ответственность партий в период кризиса»: «Я уверен, что тема форума вызовет много откликов по совершенно очевидным причинам. Каждая из наших стран сталкивается с кризисом, и выход из него возможен только трансграничным путем. Очевидно, что протекционизм губителен для мировой экономики и граждан наших стран», –  заявил он.

Что, собственно, и требовалось доказать: мировой финансово-экономический кризис (вызванный, несомненно, искусственно) служит поводом для снятия протекционистских барьеров то есть экономического суверенитета и субъектности национальных государств. По плану глобализаторов национальные государства должны быть заменены наднациональными структурами мирового управления в духе мировой полиции. Как мы видим, «Единая Россия» и «партия власти» в целом активно и вполне осознанно участвует в реализации этого проекта.

Второй момент, на который в этой связи необходимо обратить внимание, состоит в том, что в рамках мировой капиталократии финансовые единицы (в том числе денежные знаки) являются универсальным средством управления, поскольку они навязаны человечеству как единый универсальный эквивалент ценности и стоимости, и, в то же время, право и возможность их выпускать монопольно сосредоточены в руках узкой банковской олигархии. Важнейшим для понимания моментом в этой связи является то, что монопольность и абсолютность власти транснациональной мировой олигархии определяются монопольностью и универсальностью выпускаемых ею денежных знаков в качестве эквивалента ценности. Соответственно, задачей мировой олигархии и её региональных филиалов (включая правящий в РФ режим) является полная коммерциализация всех сфер человеческой жизни – культуры, науки, искусства, образования, медицины, межличностных отношений (включая семейные) и т.д. Все нормы и ценности культуры, которые принципиально не вписываются в рыночный коммерческий формат, самим своим существованием ограничивают капиталократическую власть, делают её неполной и относительной. Именно поэтому с точки зрения мировой олигархии они представляют собой абсолютное зло и подлежат уничтожению любыми средствами и способами. Отсюда – целенаправленная политика, направленная на разрушение национальных культур, традиционных социальных институтов, норм человеческих отношений, их замена унифицированными коммерческими стандартами потребления.

Консерватизм предполагает сохранение и сбережение. Но, как видно, предметом новоизобретённого «российского консерватизма» «Единой России» являются вовсе не духовные и культурные ценности Русской цивилизации, не традиционные для России формы социальной организации и межличностных отношений, не достигнутый в историческом развитии сначала Царской, а затем Советской Россией уровень образования, развития науки и промышленности, не здоровье Русской нации и не её национально-культурная идентичность, не территориальная целостность, независимость и суверенитет Российского государства. Единственным предметом «российского консерватизма» в единороссовском понимании этой «идеологемы» является сохранение и легализация награбленной в эпоху ельцинского беспредела общенародной собственности и консервация своего положения в качестве правящей политической элиты.

Да, в некотором смысле это тоже консерватизм. Но его следовало бы определить как «шкурный консерватизм» или как «криминально-воровской консерватизм» (по принципу: «даёшь стабильность, что награбил – то теперь моё, и больше – никаких революций и переделов собственности»). Вряд ли такой консерватизм единороссов может иметь что-то общее с консерватизмом европейских интеллектуалов в духе Алена де Бенуа или американских патриотов в духе Патрика Бьюкинена. Если уж говорить о консерватизме в положительном смысле этого слова – то есть о приоритете сохранения традиций, духовных ценностей, культуры, социальных связей, национальной идентичности – то единственной на сегодня политической партией, выражающей такую позицию, является КПРФ. Как отметил Лидер КПРФ Г.А. Зюганов на прошедшем недавно во Пскове семинаре-совещании партийного актива Северо-западного федерального округа: «Только КПРФ постоянно транслирует в общество ключевую идею: без русской духовности, без нашей национальной культуры, <...> без опоры на тысячелетние традиции мы не сможем выбраться из того кризисного омута, в котором пытаются утопить страну».



Статьи по теме

99% радиослушателей Финам FM заявили, что их тошнит от «Единой России», а консультант «медведей» Дмитрий Орлов признал, что Путину будет просто создать с нуля новую партию


Зарубежные СМИ тоже не понимают, что такое «российский консерватизм» с модернизацией


Это был самый скучный съезд. СМИ продолжают комментировать и высмеивать съезд ЕР


СМИ о съезде «Единой России» (из обзора ЦИПКР)


"Единая Россия" не выдержала скрещивания ежа с ужом - медведевской модернизации с путинским консерватизмом. Вице-губернатор Петербурга госпитализирована после падения с трибуны на съезде ЕР


Земля уже не держит единороссов. ЧП на съезде "Единой России": два участника получили травмы, упав с трибуны


Съезд закончился – теперь можно отдохнуть за решеткой. Арестован еще один активист «Единой России», заместитель губернатора Брянской области


11 съезд ЕР. Диалог у телевизора



Все статьи раздела "Из жизни политических оппонентов"

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.
  • Вконтакте
  • Комментарии: 0
  • Facebook:
Ваше имя:
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении:
Читайте также
П.Н. Грудинин: «Я надеюсь, что вы все придете на выборы и проголосуете за нашу программу»
П.Н. Грудинин: «Я надеюсь, что вы все придете на выборы и проголосуете за нашу программу»1 февраля в Екатеринбурге народный кандидат в Президенты РФ П.Н. Грудинин провел пресс-конференцию в ИА «Интерфакс».

Дело Ленина живёт и побеждает!
Дело Ленина живёт и побеждает!По сложившейся традиции коммунисты Ленинского района 21 января в День Памяти В.И. Ленина посещают Государственный исторический музей-заповедник «Горки Ленинские». И сегодня встреча началась с возложения цветов к памятнику В.И. Ленина в главном здании музея. Двум новым коммунистам Т.Н. Бекасовой и И.А. Вагину – депутатам Совета депутатов сельского поселения Развилковское были вручены партийные билеты.





 

 

 

Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
В.И. Кашин: "Без вложения в человеческий капитал невозможно развивать молочное скотоводство"

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
П.Н. Грудинин: Только вместе мы победим!

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Московская областная Дума должна принять закон о статусе «Детей войны»

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Остановить деградацию!

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, Председатель Комитета по местному самоуправлению Мособлдумы
Почему Власть боится Грудинина?

Сергей СОСУНОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Власть и мусор: жителям Подмосковья пообещали «генеральную уборку». Чего ожидать?

самые читаемые

контакты

Телефоны:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57
Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
105066, г. Москва,
ул. Ольховская,
д. 16, корп. 6, 2-й этаж

Все данные

Отделения КПРФ в Московской области:

партийная пресса

  • "Подмосковная правда", МК КПРФ
  • "На русском рубеже", г.Щелково
  • Газета "Советская Коломна"
  • Газета "Позиция", г.Королев

 

  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда