В.И. Кашин дал интервью Общественному телевидению России о принятых поправках в закон «О рыболовстве»

Пресс-служба В.И. Кашина

Вопрос: Владимир Иванович, хотели поговорить с Вами о поправках к Федеральному закону «О рыболовстве». Комитет представлял этот законопроект к рассмотрению в Государственной Думе. Скажите, пожалуйста, насколько вообще этот закон меняет отрасль? Почему возникла необходимость в донастройке законодательства?

В.И. Кашин:

По большому счету отрасль, как и в целом народное хозяйство страны, за эти годы претерпело большие изменения, и если в частности говорить о нашем рыболовецком флоте, то здесь произошли большие беды, в несколько раз сократилось количество судов добывающих водные биологические ресурсы. Они устарели, небезопасно стало на многих из них трудиться.

Вместе с флотом отставал и берег. Мы, добывая рыбу, значительную часть улова продавали за рубеж. Получилось точно так же, как и с нефтью – чисто сырьевой экспорт без должного передела и добавленной стоимости.

И тогда, еще в 2015-м году, мы проводили по этому сложному вопросу много совещаний, выносили этот вопрос на заседание Государственного Совета Российской Федерации. По итогам этой большой работы мы обратились к Президенту Российской Федерации, и родилась программа «Квота под киль», решение, которое было призвано изменить ситуацию. И она дала свои результаты.

Нам достаточно быстро удалось увеличить объемы добычи водных биологических ресурсов с 3 до 5 млн тонн. Но нужно было двигаться вперед, к тем 7 млн тонн, которые мы добывали в свое время, когда наши корабли бороздили мировой океан, и далее к 9 млн. тонн. Тем более, что новая редакция Стратегии развития агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов до 2030 года обязывает работать с увеличением объемов производства продукции в 3% в год. Все легко считается, нам надо прибавить 1,6 млн тонн добычи.

В последнее время мы достаточно активно работали на направлении развития аквакультуры, в том числе в законодательном плане, и добились движения вперед, перешагнув черту в 400 тыс. тонн в год. Задача - двигаться вперед, к миллиону тонн.

И вот в 2016 году были распределены 20% квот, а в 2019 проведены дополнительные аукционы в отношении 50% крабов – так называемый Первый этап. Началось достаточно активное заключение договоров, были сверстаны планы по строительству 105 судов. Работы должны были быть завершены к 2025 году, но санкции и многие другие вещи, связанные с проектированием, слабостью наших верфей на этом направлении, позволили на сегодняшний день построить всего 7 рыболовецких и 3 краболовных судов. Задача очень большая, но решается плохо, поэтому Министерство сельского хозяйства, судостроительные компании стали принимать меры и в Правительстве родился этот законопроект, довольно резонансный.

Мы когда готовили его к рассмотрению Государственной Думой, несколько раз проводили и расширенные совещания, дважды провели слушания, создали согласительную комиссию из представителей различных фракций, регионов, счетной платы. Мы подробно все смотрели, выслушивали все позиции, заслушивали заместителей министров, Статс-секретаря Министерства промышленности и торговли, руководство профильного департамента, судостроительные компании. Когда принимали во втором и третьем чтении этот законопроект, то еще раз получили от них заверения в том, что к 2025 году будет завершено это строительство. Тем не менее, практика свидетельствует о том, что около двух кораблей всего в год получалось строить, и даже если в два раза увеличить темпы, то на выполнение всего плана уйдет 25 лет. Должна быть очень активная работа, чтобы решить главную задачу.

На берегу у нас получилось неплохо. Из 23-х запланированных к строительству завода введены в эксплуатацию 21. Тут работа была реализована лучше, но все равно есть еще рыболовецкие регионы, где необходимо строить дополнительные перерабатывающие мощности.

И вот этот «новый этап», реализуемый через внесенный Правительством Российской Федерации законопроект, взбудоражил все рыболовецкое сообщество, ведь не закончено было еще строительство первого этапа. А это 100 кораблей, многие из которых уже в заделе, под соответствующие квоты взяты кредиты на строительство. Возник вопрос, как теперь быть, если эти квоты заберут и снова вынесут на аукцион. Компании опасаются банкротства. То есть ситуация стала балансировать - будем ли мы двигаться вперед, увеличивая объемы добычи и укрепляя материально-техническую базу, или все провалим. Поэтому полгода ушло на то, чтобы все в деталях обсудить.

Принимая законопроект еще в первом чтении мы в соответствующем Постановлении Государственной Думы зафиксировали ряд принципиальных пунктов. Мы под особую защиту взяли малый и средний бизнес. Он нам очень важен, и как источник занятости, и как одна их наиболее перспективных точек роста. Их квоты и по рыбе и по крабам остаются нетронутыми.

Вторая часть - мы убрали из закона моллюсков и беспозвоночных. Для обывателя, вроде бы, это чепуха, но общий объем их вылова – это 50 млрд.! То есть достаточно большая доля водных биологических ресурсов будет работать для осуществления первого этапа.

Мы также поддержали регионы. Организации  должны быть зарегистрированы в тех регионах, где они осуществляют добычу водных биологических ресурсов и, соответственно, платить там налоги.

Нам удалось убрать из закона многие вещи, допускающие злоупотребления правом. Например, для строительства судна давалось 5 лет, и можно было, ничего не делая, 4 года использовать квоты, а начать строить только на 5-й год. Теперь же на раскачку дается всего год, в противном случае можно будет все изъять.

Таким образом законопроект преобразился, приблизился снова к рыболовецкому сообществу. Мне пришлось несколько раз встречаться со всеми ассоциациями, и один на один, и в рамках названных выше больших совещаний. Нас поддержала согласительная комиссия, которую возглавлял Алексей Васильевич Гордеев, и в которой я был заместителем. Доклады, которые я делал от имени Комитета, комиссия поддерживала единогласно. Поэтому в конечном итоге мы получили ту модель, которую Комитет выработал вместе с рыболовецким сообществом, Росрыболовством, Минсельхозом.

Но когда мы стали выходить на второе чтение, к заседанию Комитета Правительство Российской Федерации дало однозначный посыл, что они не поддерживают одну из наших позиций, заключавшуюся в том, что второй этап должен начаться с 2026 года, когда будет завершено строительство кораблей первого этапа. Они посчитали, что запускать второй этап нужно именно сейчас. Минпромторг поддержал эту позицию, имея ввиду, что через год-два верфи освободятся и нужен задел чтобы они не простаивали, чтобы было обеспечено непрерывное производство.

Безусловно, какая то в этом есть своя правда. Вместе с тем чудес не бывает. Поэтому мы, принимая закон во втором и третьем чтениях, в Постановлении Государственной Думы закрепили за собой право осуществлять контроль, осуществлять вместе со Счетной палатой мониторинг, докладывая каждые полгода Совету Государственной Думы о том, как развивается ситуация. Если что-то пойдет не так и будет выявлена необходимость, то вопрос будет незамедлительно вынесен на рассмотрение Государственной Думы и будут приниматься соответствующие изменения в законодательство.

В Постановлении мы также четко прописали механизм защиты компаний, которые работают на первом этапе освоения квот по банковскому, кредитному направлению. То есть Правительство должно будет проработать ситуацию с тем, чтобы кредиты, которые взяты под квоты на первом этапе, не обрушили компанию. Подготовленное нами Постановление было принято единогласно. А вот что касается Закона, то Государственная Дума голосовала так: все фракции, кроме фракции «Единая Россия», проголосовали против, обозначив свои большие опасения.

Поэтому мы считаем что Комитет и комиссия, которую возглавлял А.В. Гордеев, поддержав наши предложения, сделали все возможное. Ответственность взяло на себя Правительство. Но я еще раз хочу сказать, что мы дорожим доверием рыбаков и будем делать все, чтобы рыболовецкое сообщество не пострадало в угоду каких-то новых игроков. И это не просто слова, потому что рыбаки или труженики водной нивы, как и крестьяне, находятся, к сожалению, не в лучшем положении.

Еще это раз хотим подчеркнуть - задачи у нас стоят очень большие. Нам надо осваивать водные биологические ресурсы в Антарктиде, нам надо много работать над освоением водных биологических ресурсов на Северах. Если мы будем толкаться вокруг этих 45 тыс. тонн крабов и крабовых аукционов, то у нас ничего не получится. Поэтому простор должен быть у добросовестных компаний, у тех территорий, которые обращают истинное внимание на этот вид деятельности.

Перед нами стоит задача укрепить берег, потому что из 7 тыс. сельских населенных пунктов, включающих и рыболовецкие поселки, в наших основных рыболовецких регионах 5 тыс. не имеют газа! А ведь речь идет о Дальнем Востоке, Севере! Также дороги, вопросы соцкультбыта, жилья и инфраструктуры ЖКХ находится не в лучшем состоянии. И Президент, когда был на Дальневосточном экономическом форуме, говорил о необходимости использования дополнительных средств от аукционов на цели комплексного развития прибрежных сельских территорий, чтобы эти территории были привлекательны. Пространственные связи без наших деревень, без наших поселков, в том числе рыболовецких, лесных, нам не укрепить.

Вот для чего нужны были эти большие поправки. Ученым нужно было достаточное время, чтобы детально проработать все вопросы, касающиеся строительства кораблей, новых инвестиций, обновления береговой инфраструктуры, наших деревень, сохранения малого и среднего бизнеса.

Вопрос: Этот закон нацелен на то, чтобы рыба стала доступнее для россиян?

В.И. Кашин:

Мы должны разделять всегда по пунктам те задачи, которые решает один закон, а какие задачи решает другой закон.

Вот смотрите, мы сейчас добились рекордного урожая, и с точки зрения урожайности, и с точки зрения валового сбора. Получено 150 миллионов тонн амбарного веса зерна, может даже будет чуть больше. Это больше, чем тонна на человека! А подешевел ли хлеб, хлебобулочные изделия? Нет, наоборот подорожал на 18%. На каком основании?

Крестьяне сегодня реализуют произведенную ими продукцию по ценам 2019 года! А при этом трактор подорожал в 2,5 раза, удобрения в 3 раза, комбайны – в 2,5 раза. С учетом этих затрат зерно забирают почти по себестоимости. Многие регионы обращаются в Комитет и к Председателю Государственной Думы с просьбами о помощи.

Почему это происходит? Торговые сети, перекупщики и другие, как только видят, что у крестьян копейка появилась, как, например, в прошлом году рентабельность в АПК составила 17-18 %, то сразу стремятся за счет этого повысить свои доходы. Но экономика АПК сильно отличается от экономики других отраслей народного хозяйства. В ней ярче выражена сезонность - ты убрал урожай и дожить нужно до следующего года. Поэтому для расширенного воспроизводства нормативная рентабельность у нас находится на уровне 35-40 %. Но этого ни кто не хочет понимать.

Именно поэтому мы говорим о том, что на товары первой необходимости цены должны быть регулируемые. Рыба также является товаром первой необходимости. И когда нам говорят, что ее дорого привезти с Дальнего Востока, то мы призываем посмотреть внимательно на всю логистику. Мы ведь все считали: до 4 руб./кг. составляют затраты на транспортировку рыбы с Дальнего Востока. При этом рыбаки отдают ее по цене, которая в 4 раза ниже розничной.

Аналогично со всеми видами сельхозпродукции. Яблоко подмосковное или тульское крестьяне отдают по 50 руб. за килограмм, а на полке в торговой сети цен ниже 120 рублей за килограмм не найти! Это что за бардак?

Поэтому в вопросах обеспечения доступности продовольствия мы настаиваем на регулировании цен, как это делается во всем мире. А вместо этого получаем предложения некоторых горе-экспертов из государственных вузов убрать из перечня товаров первой необходимости яблоки и мясо говядины.

Мы мясо говядины производим сегодня в 3 раза меньше, чем производили в 1990 году. И молока в 3 раза больше производили. Но вместо того, чтобы работать над увеличением производства этой важнейшей сельскохозяйственной продукции, нам предлагают просто убрать ее из потребления, оставив лишь для состоятельных слоев населения. Просто сумасшествие! Хорошо, что Министерство понимает всю глупость таких предложений.

Повторюсь, мировая практика свидетельствует о том, что без государственного регулирования цен на продовольствие не обойтись. У кого-то введены «зеленые корзины», у кого-то это сделано через продовольственную поддержку населения, кто-то напрямую поддерживает фермеров. Нам же проще отрегулировать все вопросы через линейку товаров первой необходимости - сделать торговую наценку на молоко, мясо, рыбу, масло, хлеб и т. д. 15 % в рознице и 10% - в опте. Все! В Советском Союзе так было.

А сегодня получается 11 рублей стоит килограмм зерна, килограмм муки уже 22 руб., а хлеб «с завода» 58 рублей за килограмм. А в магазине килограмм хлеба (2,5 батона) стоит 106 рублей! Это все цифры официальной статистики. То есть торговая наценка в 4 раза превышает стоимость зерна, для производства которого крестьяне вкалывают целый год.

Если бы сейчас удалось принять предложенные нами поправки в закон о торговле, то совсем другая была бы ситуация, в том числе с покупательской способностью наиболее нуждающихся слоев населения. Мы не устанем повторять: человек труда должен жить достойно!

При этом доступность продовольственных товаров первой необходимости, как физическая, так и экономическая, определяют здоровье граждан. То же молоко в малом возрасте дает кальций, закладывает костяк здоровья ребенка. Стакан молока выпил – половина суточной нормы кальция организм получил.

Что же касается рыбы, то мы сегодня продаем за рубеж более 2,5 млн тонн. Поэтому обеспеченность у нас достаточная. Что касается дороговизны – абсолютно с Вами согласен, и над решением этой задачи мы работаем.

Посмотрите на ситуацию, которая сейчас складывается на рынке нефти и газа. Компании предпочитают сокращать объемы добычи в угоду более высокой цены. И что же нам теперь держать цену на рыбу или мясо говядины сокращая производство и оставляя на погибель без рабочих мест наших рыбаков и крестьян?

Нам надо разумно реализовать подходы к повышению качества жизни населения. К этому призывает наш лидер Г.А.Зюганов, и Президент Российской Федерации тоже говорит: надо думать о рабочем человеке! Он защищает нашу страну, а не вот эти толстосумы, половина из которых уже с мешками сбежали.

Для чего нам поддерживать доходность торговых сетей, когда 90% из них принадлежит иностранцам? В этом году уже 200 млрд. долларов вывезли из страны. Кому это нужно?!

Это другой уже, как говорится, посыл, но он правильный. И чем больше мы будем добывать, тем больше у нас будет возможностей, и тем больше на столе наших граждан будет деликатесов, качественной рыбы и рыбной продукции. А чтобы она была более дешевой нам сегодня надо строить сельскохозяйственные рынки и принимать закон о государственном регулировании цен на товары первой необходимости. Этот закон стучится в дверь давно!

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.




 
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:
 
                
 



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
В.И. Кашин: «Федеральный проект производства молока стучится в дверь»

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
Заявление Бюро Московского областного отделения КПРФ в поддержку совхоза им. Ленина

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, член Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам
Депутат Государственной Думы Николай Васильев принял участие в парламентских слушаниях

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Отчет о работе за 2023 год заместителя председателя МОД Черемисова К.Н.

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме Александр Наумов прокомментировал итог парламентских слушаний в Госдуме

Сергей СТРЕЛЬЦОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Сергей Стрельцов: инвалиды по зрению должны быть максимально защищены государством


 





 

 

 

контакты

Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
115487, г. Москва,
ул. Нагатинская,
д. 26, корп. 2

Телефоны МК КПРФ:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57

*******

Все данные

ГК КПРФ
в Московской области:
 
  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда