Курильский излом

Константин Елисеев, кандидат юридических наук

14825

30 апреля 1945 года, над Рейхстагам гордо реет Знамя Победы, пройдет всего лишь 10 дней и все прогрессивное человечество с радостью отметит долгожданный День Победы. Так уж сложилось в истории Великих войн, что даже несмотря на полную и безоговорочную капитуляцию противника, отдельные его силы продолжают, в ряде случаев, ожесточенное сопротивление, диверсии и чинят прочие препятствия для становления мирной жизни. Так было и в срок пятом, не только на сухопутных плацдармах Запада, где проходили самые кровопролитные бои, но и на море, на прибрежных территориях.

Датский остров Борнхельм, остров Тексел, наконец Курляндия и Прага, отдельные районы Югославии и даже арктический Шпицберген, откуда с ожесточенными боями нашим войскам, а где-то и союзникам приходилось выкуривать фашистов, при этом, данные события конечно же нельзя рассматривать как последние гвозди, вбитые в гроб коричневой чумы, нашим войскам предстояла серьезнейшая операция на Дальнем востоке, на суше и на море.

Причём на море, в районе Камчатки ситуация была во многом сложнее, чем на сухопутных театрах Дальневосточного фронта. Камчатский полуостров, фактически отрезан от материка, снабжение которого осуществлялось морским транспортом, через океан где господствовал неприятельский флот и авиация. Не будем долго останавливаться на климатических условиях Камчатки и Курил и сравнивать климат Петропавловска - Камчатского, расположенного на одной широте с Тамбовом и Брянском, Дублином и Манчестером… муссонный и морской климат, холодное Курило-Камчатское течение (Оясио), промозглые многодневные туманы и моросящие дожди, которые могут сутками идти даже в самый благоприятный августовский период.

15 августа 1945 года главнокомандующий Советскими войсками на Дальнем Востоке А.М. Василевский отдал распоряжение командующему Вторым Дальневосточным фронтом генералу армии М.А. Пуркаеву, командующему Тихоокеанским флотом адмиралу И.С. Юмашему подготовить и провести Курильскую десантную операцию, на подготовку сил и средств для этого ответственного события, согласно данному документу отводилось всего лишь двое суток.

В первоочередном порядке наши войска должны были овладеть островами Шумшу и Парамушир, в последующем островом Онекотан и далее занять все Курильские острова, разбросанные на 1300 км от Камчатки до Хоккайдо. Думаю не нужно объяснять уважаемому читателю, что штурм островов, расположенных в самом спокойном океане, чинит огромные препятствия, сложнейшая гидрография Первого Курильского пролива, имеющего сильнейшее течение, между южной оконечностью Камчатки и о. Шумшу, рифами, находящимися вблизи фарватера… отметим лишь то, что о. Шумшу был пожалуй самым укреплённым морским бастионом в мире. Командующий Курильским десантом генерал - майор А.Р. Гнечко вспоминал, что на сравнительно небольшом острове, на пространстве 20 на 13 километров насчитывалось 34 дота и 24 дзота, несколько мощных опорных пунктов, имелось около 100 орудий различного калибра до 1000 мм, более 310 огневых точек тяжелых и лёгких пулемётов. Все они были расположены таким образом, чтобы на берегу и в глубине обороны вести перекрестный огонь, не оставляющий без поражения ни одно из направлений. Военно - морские базы и аэродромы имели мощную противовоздушную оборону. Для самих же японских войск было сооружено несколько рядов траншей полного профиля и многочисленные разветвлённые подземные галереи, позволяющие в случае необходимости скрытно отводить войска и менять их за счет резервных сил. В подземельях нахолодись жилые помещения, госпитали, узлы связи, электростанции, склады продовольствия и боеприпасов, в ряде случаев их глубина достигала 50 метров, что полностью их защищало от мощных артиллеристских снарядов и авиабомб. На острове имелась разветвленная сеть шоссейных и грунтовых дорог общей протяжённостью до 120 км. Так же на острове размещалась 73 бригада 91 пехотной дивизии, 31 полк Курильский крепостной артиллерийский полк, часть сил 11 танкового полка (60 танков), специальные части 11 танкового полка (60 танков), общая численность гарнизона на острове - 8500 чел.

Задача перед советскими войсками стояла грандиозная и очень ограниченная во времени, ведь уже на Потсдамской конференции, недавние наши союзники недвусмысленно обозначали нам, как они видят послевоенное переустройство мира, атомная бомбардировка двух японских городов, которая произошла буквально за неделю до начала Курильской десантной операции и наших боев на Дальнем Востоке, в том числе по освобождению Южного Сахалина, требовала решительных и слаженных действий по восстановлению территориальной целостности нашей страны.

Поэтому, внезапность, быстрота, слаженность действий моряков, авиации, пограничников, гражданского населения позволила с минимальными жертвами и в кратчайшие сроки взять самый главный японский бастион на Курильской гряде.

В этот раз перед нашей Армией и Флотом стояла очень не простая миссия, вся история российских войн, будь то война с Наполеоном или Великая Отечественная, сводилась к тому, что наши войска, как правило, не на кого не нападали, мы лишь восстанавливали свой суверенитет, изгоняя неприятеля, с временно оккупированных территорий, уникальность же данной ситуации было в том, что после отторжения Курил и Южного Сахалина прошли долгие десятилетия, где полностью отсутствовало русское население, противник создал неприступные форпосты, реализация инженерно-технических решений при их проектировании и эксплуатации по сей день вызывает уважение.

Прежде всего, по просьбе военных государственными органами был интернирован японский консул в Петропавловске - Камчатском и опечатана его радиостанция, при этом у него изъяли карты и схемы, на которых были обозначены наши важнейшие предприятия и военные объекты, одновременно было усилено наблюдение за воздухом, введена светомаскировка, в ночное время запрещены радиопереговоры и выходы из Авачинской бухты гражданских транспортных и рыболовецких судов, на входе в Авачинскую бухту была размещена подводная лодка Щ-105.

В место боевой высадки десанта в Первый Курильский пролив, для разведки была направлена подводная лодка Л-8, которая в дальнейшем переместилась в Четвертый Курильский пролив, в целях воспрепятствования отходу японского флота от островов Шумшу и Парамушир в сторону Японии.

Итак, 16 августа 1945 года, в 20.00 с Камчатской судоверфи и других причалов завершилась посадка десанта на суда, на берегу никто точно не знал, куда последуют войска, доподлинно было известно, что войска направляются на фронт, в то время наши войска громили японских захватчиков в Маньчжурии, Корее и на Южном Сахалине, истинный маршрут и цели десанта во всех подробностях было намечено разъяснить при приближении к месту высадки.

64 вымпела выдвинулось с рейда в Петропавловска - Камчатского, на борту каравана находилось 8824 человека, 95 орудий, 123 миномета, 120 тяжелых и 372 легких пулемета, среди состава десантных войск имелись представители почти тридцати национальностей народов СССР, караван сопровождали опытные военные и гражданские лоцманы.

Переход от Петропавловска - Камчатского осуществлялся при отсутствии радиосвязи, все радиостанции работали на прием, сообщение с судами было посредством семафорной связи, это при туманах и моросящем дожде, видимости 30-40 метров, все это было сделано для усыпления бдительности противника.

Бдительность противника усыплялась и постоянными обстрелами 945 береговой батареи, начиная с 15 августа 1945 года, с мыса Лопатка, самого южного мыса Камчатки, места предположительной высадки десанта, при этом, при проходе десантного каравана через Первый Курильский пролив, благодаря плохой видимости японцам было просигнализировано, что через пролив проходит караван гражданских судов, благо в состав десанта были включены и сугубо гражданские суда, рыбацкие шхуны, баржи.

Итак, 2 часа 35 минут 18 августа 1945 года можно считать началом штурма о. Шумшу, который начался с артподготовки, которую японцы приняли за очередную канонаду, подобно той, которая была в предыдущие ночи, в этой связи, японские войска были заранее отведены от полосы обстрела, где как раз находилось место высадки десанта, но десант был, как уже говорилось усложнён непростой гидрографией дна, в связи с чем, не все десантные суда смогли подойти близко к берегу, большинству десанта приходилось добираться до берега вплавь, на расстояние в 100 метров и более. Заметив приближение десанта, японцы открыли беспорядочный шквалистый огонь по головному десантному кораблю ДС-1 (672), был затоплен десантный корабль ДС-47 (671), на котором после попадания в арткубрик и кают-компанию начался пожар, эвакуацию моряков возглавил моторист, старшина второй статьи Н.Ф. Емельяненко, который использовал спасательный ботик и опорожненные от моторного масла бочки, до вечера следующего дня дрейфовала команда спасшихся моряков, сильное морское течение относила их все дальше в Охотское море, лишь к вечеру, после сигнала из забрал стоявший вдали сторожевик «Киров». этот подвиг Емельяненко был описан в газете «Боевая вахта» Тихоокеанского флота, отважный моряк был награжден орденом Красного Знамени.

Как всегда на высоте были пограничники, получив приказ с корабля «Дзержинский» доставить десант и офицеров штаба, на погранкатере ПК-8, его командир Н.Т. Федченко заметил замаскированное вражеское орудие, которое начало обстреливать десант, не мешкаясь ни на минуту, погранкатер принял огонь на себя, благодаря чему, часть десанта, а также офицеры штаба были спасены и добрались вплавь до острова.

В тоже время битва продолжалась и в небе, лётчики - камикадзе обстреливали наши суда, частично повредив тральщик «Капсюль», тем не менее, зенитчики тральщика ТЩ-25 сбили два японских самолета, а вызванный на подмогу 903 бомбардировочный полк и 888 истребительный полк, сделали важный вклад в начало десанта, так командир 903 авиаполка майор Шаповалов К.Т., ориентируясь лишь по рельефу соседнего острова (ныне о. Атласова), в частности вершиной вулкана Алаид (2300 м) лично нанёс ряд бомбовых ударов по базам Катаоки (ныне заброшенный поселок Байково) и Касивабара (сейчас г. Северо-Курильск), расположенный на о. Парамушир, в 3 км от о. Шумшу. Но к сожалению, небольшая часть укреплений противника оказались непробиваемыми, в том числе для тяжелых фугасных бомб, японские батальоны на мысах Кокутан и Котомари пришлось брать морскому десанту.

Шквалистый вражеский обстрел вносил свою лепту в высадку десанта, многим десантникам приходилось добираться до берега вплавь, так после попадания в десантное судно ДС-50 вражеского снаряда, его экипажу и штабу 373-го стрелкового полка пришлось преодолевать сравнительно большую дистанцию до берега, благодаря самоотверженности лейтенанта Ефимова и старшины Кузнецова было спасено Знамя полка, которое десантники доставили с подбитого корабля до берега. К сожалению, многие боеприпасы, патроны намокли и были на исходе, поэтому было принято решение направить с кораблей несколько десятков полковых лошадей, груженных патронами, размещенными в жестяных вьючниках, несмотря на ожесточенный огонь, большинство лошадей добралось до берега и патроны попали нашим частям.

Главной же задачей перед нашими войсками стояло овладение высотами 171 и 165 этого укреплённого острова, несколько раз высота 171 переходила от русских японцам и наоборот.

Но все же не добившись успеха в контрнаступательной операции на высоте 171, японцы бросили силы по обороне высоты 165, направив по узкому коридору -между обрывом сопки и болотом танковую колонну из 20 машин, в результате этого маневра, противник мог обойти левый фланг и ударить по советским десантникам с тыла, отбив атаку из трех танков, моряки-тихоокеанцы существенно затормозили продвижение танковой колонны.

В тоже время передовой отряд десанта был уже близко к цели - захвату 171 высоты, подступ к которой перекрывал дот, из-за которого наши войска несли огромные потери, остановить уничтожение десанта, ценой собственной жизни смог старшина первой статьи Николай Вилков, который закрыл его амбразуру своим телом, под бушлатом которого на груди находилось красное знамя, которое Николай хотел поднять на этой высоте, подобный подвиг совершил и его товарищ, матрос Петр Ильичев, открыв доступ десанта с другой стороны этой сопки.

В разгар танковой атаки, один из японских танков прорвался и стал пробираться к подразделением 138 и 302 стрелковых полков, благодаря своевременному обстрелу их противотанкового ружья старшим матросом Н.И. Дерзновенко, танк был подбит, но не сильно поврежден, после небольшого ремонта Дерзновенко с сослуживцами пересели в японский танк и начали на нем наступление на противника.

Подавив танковые и пехотные атаки, десантники водрузили несколько красных флагов на высотах 165 и 171, тем временем на берег началась выгрузка артиллерии и другой техники для полного подавления противника.

Не выдержав сильнейшего удара нашего десанта, и особенно боев ночи с 18 на 19 августа, в разных частях острова стали появляться японские парламентеры с белыми флагами.

Цуцуми ФусакиУтром 19 августа по радио было передано сообщение о полной капитуляции японских войск на о. Шумшу и для подтверждения этого радиосообщения, командир 91-й японской пехотной дивизии Цуцуми Фусаки передал следующее сообщение: «Наши войска получили свыше следующий приказ :

1.Войскам сегодня, 19 числа, к.16.00 прекратить всяческие боевые действия.

Примечание : оборонительные действия, предпринимать, которые мы вынуждены в связи с активным вторжением противника, не являются боевыми действиями.

2.Наши войска, на основании этого приказа сегодня, 19 числа прекращают всякие боевые действия.

Примечание: если после этого наши войска будут атакованы, и на основании упомянутого приказа возобновляю оборонительные действия.

3.Поэтому прошу ваши войска к 16.00 прекратить боевые действия.

Командующий японскими войсками в северной части Курильских островов.

Вскоре японской стороне был направлен ответ: «Ваш текст сообщения, переданный через парламентёра получен в 14.00 19 августа с.г.

Боевые действия прекращаются при условии:

1. Немедленно прекратить всякое сопротивление.

2. Немедленно отдать приказ своим войскам о сдаче оружия советским войскам на местах.

3. Всех солдат и офицеров для передачи в плен на острове Шумшу к 24.00 местного времени 19 августа с.г. собрать в районе 8 км северо-восточное Катаока, а на о. Парамушир - в 5 км севернее Касивабара - 8.00 20.8.45.

4. О сдаче в плен остальных солдат и офицеров с других островов будет указано дополнительно.

5. Ответственность за сохранность и исправное состояние вооружения, сооружений как сухопутных, так и морских (складов, портов) по состоянию на 16.00 19.8. возлагаю на вас».

Казалось бы все предельно ясно. японской стороне нужно четко исполнить указанные условия и подписать Акт о капитуляции, чтобы в конце в концов прекратить бессмысленные жертвы и потери.

А.Р. ГнечкоВместо этого, как вспоминал, командующий Курильской десантной операцией, А.Р. Гнечко, в ответ на требование о прекращении огня, в адрес советской ставки пришло весьма любопытное послание: «Сводка. Наши войска уже прекратили военные действия. И для прекращения войны теперь с Главнокомандующим Вашего войска Советского Союза в области «Котукан» наша комиссия продолжает в договоре. Поэтому прошу от души временно возвращаться в ваш баз. Конец»

Японцы всячески затягивали капитуляцию, генерал-майор Гнечко отправлял сообщения противнику, но Цуцуми Фусаки затягивал этот процесс, пытаясь выиграть время, несмотря на то, что наши войска уже освободили Маньчжурию, Южный Сахалиин, Корею…

В соответствии с условиями капитуляции, 20 августа в 7 утра отряд наших кораблей во главе со сторожевиком «Киров», минным заградитель «Охотск», военным транспортом «Емельян Пугачев» и гидрографическим судном «Полярный» выдвинулся во Второй Курильский пролив, разделяющий острова Шумшу и Парамушир, согласно разработанному порядку, советский караван должен был встретить японский лоцман и провести его к базе Катаоке. Лоцмана на месте не оказалось, зато корабли попали под обстрел трех японских батарей, одна с Парамушира, две из района озера Беттобу на. Шумшу Низкий туман не давал возможности подключить к бою нашу авиацию, но ответный напор советский моряков был настолько мощный, что неприятель, бросив позиции был отброшен на 5-6 км от берега .

Неудавшаяся провокация японской военщины вынудила Цуцуми Фусаки признать полную капитуляцию своих войск и направить в советскую ставку следующее лаконичное, без грамматических и стилистических ошибок, послание : «Японские войска в северной части Курильских островов прекращают всякие боевые действия, складывают оружие и сдаются советским войскам.

Командующий японскими войсками северной части Курильских островов генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки».

Вернемся к воспоминаниям А.Р. Генчко, : «На редкость высокий и еще крепкий 53 летний Цуцуми Фусаки прибыл к флагманскому кораблю - тральщику ТЩ-334, на котором я держал свой командный пункт, на обыкновенной десантной барже; над ней развивался белый флаг. Одет он был в отлично отутюженное обмундирование, при всех регалиях. Его сопровождала молодая женщина -адъютант в форме лейтенанта японской армии и целая свита старших офицеров. Когда они все поднялись на палубу, один из них нес все тот же белый флаг-символ позорного конца.

Приблизившись к указанному ему месту, Цуцуми Фусаки пытался изобразить на своем лицеи приветливую улыбку, но она скорее была походе на гримасу.

Взгляд японского генерала выражал злобу и ненависть именно тогда, когда он спросил меня о силах нашего передового отряда, о чем я уже напоминал, я, в свою очередь потребовал от него объяснения причин затягивания капитуляции, открытия огня японскими батареями, а также налета японского торпедоносца на наши корабли во Втором Курильском проливе. Цуцуми Фусаки ссутулился, с него слетела вся бравада, и он начал лепетать что-то невнятное. Смысл его ответа заключался в том, что виноват не он, а начальник штаба его дивизии, который якобы не согласен с решением своего командира и лично вел переговоры со ставкой японского главного командования. Другой версией его оправдания было высказанное несколько позднее заявление, что в зонге нарушения японцами перемирия, якобы произошло недоразумение: до сведения артиллеристов - береговиков не был своевременно доведен командирами приказ императора о капитуляции Японии.

Так состоялась моя встреча с матёрым японским представителем самурайской касты. С первых же минут переговоров его лоск и напыщенность заметно поблекли. Он с тупой покорностью подписал Акт о капитуляции. Одновременно он подтвердил свое согласие дать личные указания о капитуляции гарнизонов других островов, где дислоцировались его войска.

Процесс разоружения японской армии на Курильских островах шел штатно, к счастью мощь Курильского десанта на о. Шумшу показала силу русского оружия и неотвратимость поставленных перед нашей армией целей, уже 24 августа на о. Парамушир был разоружён штаб 91 пехотной дивизии и гарнизон 74 японской пехотной бригады, всего в северной части Парамушира было пленено 8000 солдат и офицеров противника, несмотря на шестипольный шторм наши корабли все дальше пробирались на юг Курильской гряды, был разоружен Онекотан, Харикомтан, о. Матуа с пятитысячным гарнизоном… 28 августа наши войска были на о. Итуруп, а 1 сентября красные знамена взвились на о. Кунашир и островах малой Курильской гряды…

Курильская десантная операция на о. Шумшу заняла достойное место в истории битв нашей армии и флота, несмотря на значительные жертвы, погибло и ранено 1567 человек, у японцевв-1018 человек, наши войска в кратчайшие сроки захватила неприступный остров сравнительно небольшими силами.

Многие любят сравнивать штурм о. Шумшу со штурмом о. Иводзима с его двадцатитрехтысчным гарнизоном, который брали американцы в течении нескольких месяцев в феврале - марте 1945 года, борьба наших союзников за этот остров продолжалась 27 суток, стоила американцам более 20 тысяч убитыми и ранеными, 2 затопленных корабля, 30-повредженных и 168 сбитых самолётов, в операции участвовало 111 тысяч войск,1500 самолектов,680 кораблей.

Подводя итоги десанта, хотелось бы отметить что 10 наших солдат и офицеров были удостоены звания Героя Советского Союза, боевыми орденами и медалями награждено порядка 3000 человек, 8 подразделений были награждены орденами, три корабля «Дзержинский», Киров» и «Охотск» получили наименование гвардейские.

Спустя годы, командующий Курильской десантной операцией и Камчатским оборонительным районом, генерал-лейтенант Алексей Романович Гнечко, выйдя в отставку в 1960 году не сидел сложа руки на даче и не стучал в домино, а почти до последних своих дней оставался в строю, возглавлял совет музея боевой славы и кабинет политпросвещения в одном из московских вагонных депо, вел историко - просветительскую работу, переписывался с Сахалинским красными следопытами. Незадолго до ухода из жизни, он писал: "Вся жизнь, весь труд, все мои силы и энергия - были посвящены народу, нашей партии и Родине. Не будь Советской власти, не мог бы и я, бедный крестьянский мальчишка, достигнуть таких высот - стать членом Коммунистической партии, генерал -лейтенантом, Героем Советского Союза. Разве могла мечтать об этом моя мама, когда говорила: "Может быть, ты, Алеша, выйдешь в люди. Трудись. Уважай людей!". Вот почему Советская власть - это наша родная власть трудящихся. Она нам все дала. Мы старое поколение, сполна, отдаем ей все, что можем, - все трудовую жизнь. И в этом наше счастье".

Какие высокие мысли и благородные чувства вложены в эти строки! В них исповедь и память сердца. Они отвечают на самый сложный вопрос, волнующий каждого человека: как и ради чего стоит жить.

Жизнь продолжается. Площадь Победы в Южно-Сахалинске представлена облаченным в гранит мемориалом, посвящённому героям освобождения Южного Сахалина и Курильских островов, многие населенные пункты и географические места в Сахалинской области носят имена героев Курильского десанта, во многом, благодаря которым, Петропавловску - Камчатскому присвоено звание «Город воинской славы».

В Москве, на востоке столицы есть улицы Камчатская и Сахалинская, но нет в первопрестольной улицы, сквера, переулка, который бы напоминал нам о малоизвестном, но сокрушительном сражении, битве, которую изучают в военно -учебных заведениях, о Курильскому десанте, о Героях Шумшу, отдавших жизнь за территориальную целостность нашей страны, возвративших исконно русские земли под юрисдикцию нашей Родины.

Константин Елисеев
кандидат юридических наук

 

(Продолжение следует)

 

/Автор очерка Константин Елисеев - один из организаторов и участников историко- патриотических экспедиций на о-ва Шумшу, Парамушир, Итуруп, Кунашир, Шикотан.

20.08.2010 и 20.08.2011 экспедицией на о. Шумшу были подняты копии Знамени Победы, врученные заместителем председателя ЦК КПРФ В.И. Кашиным, куратором этих исторических экспедиций/.




Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов.
Все претензии направлять авторам.
  • Вконтакте
  • Комментарии: 0
  • Facebook:
Читайте также
Митинг памяти в Щёлково
Щёлковские коммунисты и депутаты фракции КПРФ Совета депутатов г.о. Щёлково провели митинг памяти защитников Советской власти на 30-м километре Щёлковского шоссе.

В.И. Кашин: С Днём работника сельского хозяйства!
Поздравление заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И. Кашина с Днем работника сельского хозяйства.

«Не забудем! Не простим!»
«Не забудем! Не простим!»Активисты КПРФ в Москве возложили венки и цветы к памятному Кресту защитникам Дома Советов.

островом, островами, занять, наши, Парамушир, Курильские, войска, были, Онекотан, далее, Шумшу, овладеть, порядке, Хоккайдо, острова, должны, последующем, первоочередном, Камчатки, разбросанные

 
 
 



Точка зрения

Владимир КАШИН
заместитель Председателя ЦК КПРФ, Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам
Клубу КПРФ – Новых Побед

Павел ГРУДИНИН
Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»
«Вместе спасем Совхоз имени Ленина!»

Николай ВАСИЛЬЕВ
первый секретарь МК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Мособлдуме, заместитель Председателя Мособлдумы
Николай Васильев: Надо признать, что интерес у людей к предложенным изменениям в Конституцию есть и он растет.

Константин ЧЕРЕМИСОВ
второй секретарь МК КПРФ, заместитель Председателя Мособлдумы
Кровавый октябрь 1993 года

Александр НАУМОВ
секретарь МК КПРФ, Председатель Комитета по местному самоуправлению Мособлдумы
Александр Наумов о предварительных итогах муниципальных выборов в Подмосковье: «Поддержка КПРФ у избирателей не только стабильно высокая, но и растёт»

Сергей СОСУНОВ
Главный редактор газеты «Подмосковная правда», член Бюро МК КПРФ
Власть и мусор: жителям Подмосковья пообещали «генеральную уборку». Чего ожидать?


 

 

контакты

Телефоны:
8-499-263-05-08,
8-499-263-11-57
Редакция газеты "Подмосковная Правда":
8-499-261-59-98

*******

E-mail: mkkprf@mail.ru

*******

Адрес:
115487, г. Москва,
ул. Нагатинская,
д. 26, корп. 2

Все данные

Отделения КПРФ в Московской области:

партийная пресса

  • "Подмосковная правда", МК КПРФ
  • "На русском рубеже", г.Щелково
  • Газета "Советская Коломна"
  • Газета "Позиция", г.Королев

 



  • Официальный сайт КПРФ
  • Московский городской комитет КПРФ
  • Газета Советская Россия
  • Газета Правда
  • Газета Подмосковная Правда